Архив рубрики: TV+Я

В этой рубрике я решил собрать вместе все фрагменты телепередач, в которых мне довелось принять участие.

Мифы об Украине. Что нас объединяет и что разъединяет. Часть 2.

 Мифы об Украине. Что нас объединяет и что разъединяет. Часть 2.

Светлана Руденко: Тема эта по-прежнему остаётся живой. Это болит. Режут «по живому» наш народ. Сейчас на Украине пытаются вытравить всё русское. Запрещаются российские фильмы, да так много… Например, «Ирония судьбы или с лёгким паром» — в таких фильмах очень сложно усмотреть хоть что-то враждебное… Когда это кончится? И есть ли у нас шанс на сближение?

Вячеслав Румянцев: В прошлых передачах мы с вами говорили об отношениях между русской нацией, той части, которая находится внутри России, и населением Украины, в том числе с русскими же на Украине. Но тут участвует некто третий, который мешает нашим отношениям, вбивает между нами клин. И это старый наш знакомый, это англосаксонский мир, который в прошлые века истребил уже множество народов на земле.  «Очистил» от местных жителей Австралию, Северную Америку. «Очистил» от местного населения – в силу своего характера.

Читать далее Мифы об Украине. Что нас объединяет и что разъединяет. Часть 2.

Мифы об Украине. Что нас объединяет и что разъединяет. Часть 1.

 Мифы об Украине. Что нас объединяет и что разъединяет. Часть 1.

Светлана Руденко: Тема нашего разговора сегодня – Мифы об Украине: что нас объединяет и что разъединяет. Эта тема по-прежнему остаётся одной из самых горячих на российских телеканалах, в газетах, в журналах. Мне бы хотелось поговорить об истоках украинского национализма и такой личности, какой был Бандера. Мне кажется, что сегодня этому человеку приписывают совсем другие качества, другую роль…

Вячеслав Румянцев: Это личность, по некоторым параметрам, вполне символическая.

Читать далее Мифы об Украине. Что нас объединяет и что разъединяет. Часть 1.

Украинскую историю не понять без понимания русской истории. Часть 2

Вячеслав Румянцев: Проблема с идентификацией у нас привела, по сути, к крушению СССР. Как я выше говорил, из-за политики «коренизации» малых народов, из-за понижения статуса русских, русские были отодвинуты на второй план. Но, вместе с тем, в СССР строилась «Советская империя», она расширялась за пределы собственно СССР. Это была и Восточная Европа, где жило народу – чуть ли не половина от численности населения СССР. Это все требовало сил: войск, денег, производства всякой дополнительной продукции. Наши рыболовецкие траулеры ловили рыбу у берегов Южной Африки и возле берега Чили [Южная Америка]. И там их сопровождали наши военные корабли. Вот эта гигантская глобальная империя опиралась как раз на плечи русских. И оказалось, — причем, не я это придумал, еще [философ] Александр Зиновьев сформулировал эту мысль – что конфликт между приниженным статусом русского (в пользу других, чаще всего не являющихся нациями народов, как западные украинцы, являющиеся народностью) и тем, что упор делался – при решении кризисных ситуаций, при распространении влияния в мире – исключительно на русских. Из-за неразрешимости этого конфликта СССР и развалился. Важно отметить: советская система вовсе не была стопроцентно обречена на разрушение, но именно неразрешимость конфликта этих двух противоположных векторов и разрушила государство.

Светлана Руденко: У нас вопрос от телезрителя: расскажите о происхождении казаков.

Вячеслав Румянцев: Могу отослать зрителя опять-таки к Олесю Бузине. Он в своих исследованиях детально разобрался в вопросе. Запорожские казаки были переведены в район нынешней Кубани, где жили адыгские народы, с которыми у России был военный конфликт. Дело в том, что при Екатерине II [и позже] Россия стала проникать на Кавказ. В какой-то момент русские войска уже перешли Большой Кавказских хребет, закрепились там, и оказалось, что голова там, а шея и плечи здесь. Пришлось еще завоевывать берег [Чёрного] моря. А там жили абхазы, адыги, у них были свои протогосударства, с ними надо было воевать. А известно, что условиях, когда предстоит воевать и затем закрепляться на занятой территории, ничего лучше чем казачество не существует. И большая часть запорожских казаков, целыми своими куренями, переселилась в те места… до сих пор там и живут.

Другие казачьи подразделения уходили за Урал, в Сибирь…

Украинскую историю не понять без понимания русской истории. Часть 1

Светлана Руденко: Сегодня мы поговорим об Украине, теме более чем актуальной. У нас уже появился вопрос от зрителей: просьба рассказать об истории Украины, начиная с Австрийской империи и Галиции. А я думаю, что повод [поговорить об истории Украины] – 25 лет с момента распада Советского Союза и образования Украинского государства. Скажите, государство Украина существовало до этого, или 25 лет – это и есть вся история Украины?

Вячеслав Румянцев: Нет, конечно, никакой государственности на Украине не существовало. Равно как не существовало и украинской нации. Впрочем, и сегодня говорить о существовании украинской нации не приходится. Государственность Украины в советские годы, как и других республик СССР, носила характер исключительно формально-юридический. Порой приходится говорить только о квази-государственности. Если брать какие-то образования запорожских казаков, то они также не были вполне государствами. И в дальнейшем мы не сможем проследить преемственности между государственным образованием, которое называлось «Украинская Советская Социалистическая Республика» и тем, что можно назвать запорожской предгосударственнностью, поскольку запорожские казаки превратились в кубанских казаков, кроме незначительно [оставшегося на территории Малороссии] меньшинства, которое, разумеется, тоже никакой государственности не создало.

Можно говорить по большей части о существовании мифов об украинской государственности. Кстати, это ведь касается не только Украины, но и иных частей Советского Союза. Вот  сегодня на Украине бывший президент Грузии Саакашвили… В недавние времена можно было видеть в википедии карту древней Грузии (VI века нашей эры), которая территориально чуть ли не совпадала с Грузинской ССР. Но ведь само слово «Грузия» появилось в документах только в XVIII веке, а на той территории в VI веке располагалось Абхазское царство. То есть мы видим легенду, миф – выдумку. Аналогичные выдумки образуют и историю Украины.

А если мы возьмем документы, которые освещают Переяславскую раду — «воссоединение Украины с Россией», как это сформулировано в школьных учебниках по истории, то мы будем сильно удивлены: слова «Украина» в документах вообще отсутствует. Там есть что угодно, только нет слова «Украина»… разве что в одном месте сказано, что польский король с войском движется к украйне… И речь в данном случае, надо думать, идёт не о стране, а о каких-то рубежах, которые занимают его войска…

От Сирии к Донбассу

Гость студии Анна-Ньюс президент общества дружбы с арабскими странами, обозреватель Матузов Вячеслав Николаевич. Темой сегодняшней беседы будет Ближний Восток и Украина в контексте общих черт и различий в протекании «болезни», которая сейчас поразила эти страны и находится в очень острой стадии. События в Сирии являются частью глобальных тектонических изменений в международной политике, так как Сирия находится на перекрестке континентов Африки, Азии и Европы, и кроме того она является частью энергетического источника и подпитки западной экономики, как и остальные страны Ближнего Востока. В настоящее время заинтересованными сторонами активно готовится и претворяется в жизнь сценарий расчленения страны на ряд отдельных государств по сценарию ранее опробованному в Югославии.

ИГИЛ как мафия

Гость студии Анна-Ньюс посол, заместитель председателя ассоциации Российских дипломатов Андрей Глебович Бакланов. Тема разговора — Ближний Восток, существующие проблемы в этом регионе, а также интересы России в нём. Ближний Восток всегда был очень неспокойным регионом, но не в такой мере как в настоящее время. Появилось новое образование, которое именует себя халифатом, или иначе Исламским государством, но несмотря на то, что это новое явление, появление его связанно с процессами давно происходящими в данном регионе и в мире в целом. Исламское государство следствие глобализации происходящей во всем мире, то есть это первый крупномасштабный проект международной исламской преступной организации.

Вторая мировая: старые-новые мифы

В студии Анна-Ньюс я беседую с кандидатом исторических наук Ольгой Жуковой. Тема — Великая Отечественная война, но под несколько непривычным углом зрения — не через решение генсеков и генералов, а сквозь призму обыденной жизни граждан страны на местах.

Большой Ближний Восток: национальные интересы России

В гостях у ведущего студии Анна-Ньюс историка и журналиста Вячеслава Румянцева кандидат исторических наук, старший научный сотрудник центра арабских исследований института Востоковедения РАН Борис Долгов. Сегодняшняя беседа посвящена ситуации на Ближнем Востоке, а именно сирийскому кризису, который давно уже превратился из локального внутреннего конфликта в глобальный кризис с участием и великих мировых держав.

Вячеслав Румянцев: Борис Васильевич, что бы вы выделили как главную проблему, главную тему – с вашей точки зрения – в том, что происходит на Ближнем Востоке?

Борис Долгов: Да, сегодня Ближний Восток привлекает внимание всех политологов, политиков, государственных деятелей. А главное, что происходит на Ближнем Востоке – это сирийский кризис. Этот кризис давно уже превратился из локального внутреннего в глобальный кризис, к котором в той или иной степени участвуют и великие державы, и соседние страны, и движения, которые принято называть «движения арабской весны». То есть сейчас сирийский кризис – ключевой момент глобальной политики.

Вячеслав Румянцев: В чём состоит национальный интерес России в Сирии?

Борис Долгов: Это важный вопрос внешней политики России. И прежде всего надо говорить о сохранении, продвижении, закреплении национально-государственных интересов России на Ближнем Востоке и в Сирии в частности. Прежде всего вопрос стоит о национальной безопасности России…

Турция после выборов 1 ноября.

Беседа с тюркологом Евгением Владиславовичем Бахревским. Ранее мы уже были заочно знакомы, даже состояли в переписке (как с заместителем директора института Наследия), но сегодня я познакомился с ним в новом качестве. Мне было интересно беседовать.

Вячеслав Румянцев: Сегодня мы поговорим о Турции, о выборах, которые только что прошли, и о том, что нам ждать от итогов этих выборов. Евгений Владиславович, скажите, Турция – это наш стратегический партнёр или геополитический конкурент?

Евгений Бахревский: Полагаю, что мы с Турцией обречены – в ближайшие многие годы – на плодотворное и тесное сотрудничество. Все знают, сколько у нас в истории было войн и противостояний, разного рода недоразумений. Но все, кто бывает в Турции, более или менее знает эту страну, эту культуру, эту цивилизацию, понимаю, что это близкие, родные нам люди. Есть такой феномен: русские люди в Турции и турки, которые приезжают жить и работать в России, не чувствуют себя за границей. Чувствуют себя как на Родине. Это говорит, на мой взгляд, что это единая евразийская цивилизация, если можно так сказать, которая имеет разные аспекты, разное этническое наполнение, но структурно, по сути мы очень близки как государства, страны, цивилизации. Поэтому нам друг с другом легко…