«…За то, что я сделал для вас что-то хорошее»

Встречаются «по жизни» характеры, скажем так, более чем своеобразные. Об одном из таких характеров написал в своём автобиографическом труде «Жизнь, на которую я отважился» Эрнст Никиш. Суть этого «скверного анекдота» состоит в том, что уже после прихода к власти в Германии национал-социалистов Никиш продолжал выпускать свой журнал с говорящим названием «Сопротивление», в котором публиковались статьи, идейно направленные против идеологии и практики нацизма, точнее, на его преодоление в сознание немцев. При этом сам Никиш свободно разъезжал по заграницам, побывал и в СССР, а в Италии он даже побывал на приёме у Муссолини и имел с диктатором приватную беседу. И так продолжалось бы дальше, если бы не участие одного «соратника», обладавшего таким вот своеобразным характером. Впрочем, дадим слово самому Никишу:

«Альфред Боймлер появился в моем окружении в дрезденский период моей жизни, в 1927 году. В один прекрасный день он пришел ко мне, и мы с ним интересно побеседовали. Боймлер был преподавателем в педагогической семинарии в Дрездене и одновременно доцентом философии в Высшей технической школе. Он был невысок ростом, несколько неуклюж; чересчур большая голова делала его похожим на гнома. Его самомнение было чрезвычайным. Он игрался в мужские союзы, настаивая на превосходстве мужчин. К студенткам он относился как к воздуху: совершенно не замечал их. Он принципиально начинал свои лекции обращением «Мои господа»; поскольку он не мог позволить себе выдворить из аудитории дам, он напрочь игнорировал их…

(…)

…В те времена Боймлер резко отвергал Гитлера.

В 1928 году кафедра философии в Высшей технической школе Дрездена освободилась: профессор Кронер перебрался в Киль. Боймлер, страдавший от необходимости давать двадцать два часа уроков в неделю, спросил меня, не могу ли я посодействовать ему в получении этой кафедры.

У меня были некоторые контакты с министром культуры Саксонии доктором Бюнгером. Высшая техническая школа поставила Боймлера в списке предлагаемых кандидатов на занятие кафедры философии третьим. Тогда я обратился к доктору Бюнгеру, обратил его внимание на Боймлера и склонил его к тому, чтобы дать кафедру Боймлеру. Бюнгер принял во внимание введение, написанное Боймлером к произведениям Бахофена, и поспособствовал тому, чтобы тот был приглашен ординарным профессором в Высшую техническую школу. Когда Боймлер после этого нанес мне визит вежливости, я, прощаясь в дверях, сказал ему: «Надеюсь, вы сможете простить меня за то, что я сделал для вас что-то хорошее». Этим своим замечанием я показал, что вижу его насквозь.

(…)

Некоторое время спустя он опубликовал собрание статей. В примечании к одной из них он написал, что в Берлине есть журнал, развивавший отчасти похожие мысли. В той связи он хотел бы констатировать, что это не он списывал из этого журнала, а журнал списывал у него. Обвинение было в высшей степени странным: имелись в виду мысли, которые излагались в его собственных статьях, опубликованных в «Сопротивлении» под псевдонимами. Те яйца, которые якобы у него были похищены, он сам отложил в гнездо «Сопротивления». Я опубликовал в «Сопротивлении» ироническое замечание на этот счет, дав ему по рукам.

Он отомстил мне в 1934 году, выступив доносчиком и спровоцировав гестапо на запрет «Сопротивления». Он и в самом деле так и не простил мне, что я однажды сделал для него что-то хорошее».

Эрнст Никиш. Жизнь, на которую я отважился. Встречи и события. СПб, 2012, с. 382-385.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *