«Золотой Дельвиг»: эмоция по поводу реакции «коллег»

Вчера вечером побывал на церемонии вручения премии имени Антона Дельвига, проходившей в Государственном музее А.С. Пушкина (не имени Пушкина, а Пушкина) на Пречистенке 12/2. Когда-то это была городская дворянская усадьба Хрущёвых-Селезнёвых. А сегодня – новомодная фантасмагория, в которой части старинной усадьбы сверху затянуты стеклянным сводчатым потолком, превратившим внутренний дворик в обширную залу.

Не все, наверное, помнят, почему именно Дельвиг. Напомню: он был первым редактором «Литературной газеты». Со школьной скамьи мы привыкли признавать А.С. Пушкина отцом этого издания. А с советских времен помниться два профиля на первой полосе газеты – А.С. Пушкина и М. Горького. И никакого Дельвига. Однако, если возьмем, например, Л.А. Чарейского, то прочтем у него: «Пушкин деятельно участвовал в изданиях Дельвига «Северные цветы» (1825—1831), «Подснежник» (1829) и «Литературная газета» (1830)…» Но это я так, к слову, если кто-то не понял.

«За верность слову и Отечеству» — таков был лозунг всего этого мероприятия. Лично знаком с половиной лауреатов этого года (присутствовали там и некоторые лауреаты прошлого, которых я также знаю). На мой взгляд, не все до последнего столь уж верны Отечеству. Видел я вчера и тех, кто слова своего не держит (о какой уж верности слову может быть речь). Но эти досадные отдельные факты я списал на желание организаторов быть, так сказать, в меру политкорректными и толерантными. Желание выглядеть респектабельно в глазах, так сказать, либерастического крыла отечественной литературной тусовки взяло верх. Хорошо помню давнишнюю статью Юрия Полякова, в которой он, отправляясь на самолёте на книжную ярмарку в Париж, фантазирует: что если самолет этот упадёт и разобьётся; тогда по этому самому либерастическому сектору будет нанесён непоправимый удар. А в стране останутся только писатели и поэты, так сказать, патриотического крыла. Однако мечте этой не суждено было сбыться, и ныне в России всем заправляет и рулит то самое крыло, которое было представлено на 99 процентов в описанном Поляковым самолёте.

Этот факт я обнаружил уже сегодня, когда, желая уточнить имена всех виденных вчера лауреатов, зашел на сайт «Литературной газеты». Я был изумлён. Нет, не именами. Их я вчера слышал, самих лауреатов видел. Тут всё нормально. Я был удивлён комментариями, располагавшимися внизу страницы сайта с биографиями лауреатов. В лучших традициях свободного демократического и не в меру либерального общества хозяева сайта открыли всем желающим возможность, как сказать, выражаться… ну и…

Что скажу по поводу выражений? Не готовы ещё российские либерасты к свободе слова, — вот что скажу. Просто отхожее место устраивают из любого до их появления приличного места, отведенного для выражения мыслей. Им предоставляют возможность мысли высказывать, а они… что-то явно иное там делают. Ну уж это не ум, честь и совесть, точно.

Сей факт произвел на меня такое впечатление, что я решил поделиться им с читателями моего скоромного дневника. Скажите, друзья, может быть, я чего-то не понимаю? Может быть ИМЕННО ЭТО и есть свобода слова, демократия и либ… даже и не хочется слово до конца дописывать в правильном его звучании. А то у кого-то из читателей возникнет неправильная ассоциация с деятелями XIX века, что, на мой взгляд, несправедливо, в отношении деятелей XIX века.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *