Миф об «Украине»

ukraina1917

Одной из самых актуальных тем сегодня остается тема «украинства» – в самом широком смысле этого слова. За два десятилетия становится очевидным, что на просторах Евразии тяжесть государственности вывозила на своей спине русская нация, проливавшая кровь, особенно обильно в годы Второй мировой войны, на чем и надорвалась… а все так называемые «малочисленные» (вспомним Горбачёва) народы так и не смогли создать и нести в будущее собственные государственные образования. Грузия чуть совсем не развалилась: и суверенная Мингрелия вполне могла бы в 1993 году стать соседкой Абхазии, и Аджария чуть-чуть не выдержала давления американского выкормыша. Счастливое управление Акара Акаева в Киргизии кончилось вдруг его поспешным бегством, за которым последовало и остальное местное население (уже не великороссы с малоросами, а собственно киргизские киргизы). Узбекистан, по праву гордящийся крепостью своих государственных устоев, может также похватать рекордным числом граждан, принадлежащих к титульной нации, которые покинули пределы родины и прижились в окружающих страна – порядка десяти миллионов человек (в советские годы узбеков всего было столько).

Но самым болезненным стал опыт неудачного строительства собственной государственности в Малороссии.

Своими рассуждениями о наших соседях с того места, куда заходит Солнце, делится публицист Геннадий Муриков:

Геннадий МУРИКОВ

Миф об «Украине»

Ответь, Александровск, и Харьков ответь,
Давно ль по–хохляцки вы начали петь?
Парафраз на темы М. Светлова

Эту статью я назвал «Миф об Украине» потому, что понятие «Украина» является мифологическким, т.е. придуманным (в теперешнем значении этого слова) для определённых политических целей. Теперь принято считать, что украинскую карту разыгрывают определённые политические силы Запада, главным образом США. Ведутся разговоры о роли масонов. Всё это не случайно. Я считаю: главное понять, откуда взялось «украинство», в чём его цели и текущие задачи в современном мире. Об «украинском самостийничестве» писали множество раз и давних пор. Серьёзно исследованы его истоки и причины, собрано множество фактов. Но остаётся и поныне главный вопрос, для каких целей и задач создано это движение.

Один их серьёзнейших знатоков проблемы украинского сепаратизма Н.И. Ульянов с полным основанием утверждает: «Особенность украинского самостийничества в том, что оно ни под какие из существующих учений о национальных движениях не подходит и никакими «железными» законами необъяснимо. Даже национального угнетения, как первого и самого необходимого оправдания для своего возникновения, у него нет. (…) За все 300 лет своего пребывания в составе Российского Государства, Малороссия-Украина не была ни колонией, ни «порабощённой народностью»» (Н.И. Ульянов. Происхождение украинского сепаратизма, М. 1996, фототипическая перепечатка по тексту: Нью-Йорк, 1966, с. 3).

Часто приходится слышать, особенно в последнее время, что не так-то уж прочна современная структура границ и политических преференций. Для того, чтобы понять, является ли Украина неким государственным образованием, следует посмотреть то, что пишут сами украинские историки. Например, Наталья Яковенко ( «Очерк истории Украины в средние века и в раннее новое время», Киев, 2005 г. Пер. М.2012). Автор этого капитального исследования пишет, что территория Украины отождествлялась с «Киевщиной, Чернигово-Северщиной, Волынью, Подольем и Галицией». Приложим соответствующие карты. И далее: «Упоминание южных и восточных земель современной Украины в документах ХVII века отсутствует. Людям того времени показалась бы абсурдной мысль о принадлежности ей татарских кочевий в Приазовье, а Закарпатье и Буковина воспринимались как органичные части Трансильвании и Молдавии». Вот так примерно обозначалась территория Украины самым что ни на есть украинофильским историком Натальей Яковенко. И что самое интересное – примерно в таком же объёме территория Украины была признана Временным правительством в 1917 году. (Об этом ниже).

Так называемое украинство появилось в целостном виде только после февральской революции 1917 года. Много об этом написано, но мы приведём для характеристики этого события только одну цитату: «Эта восьмидневная революция была, если позволительно так метафорически выразиться, «разыграна» точно после десятка главных и второстепенных репетиций; «актёры» знали друг друга, свои роли, свои места, свою обстановку вдоль и поперёк, насквозь, до всякого сколько-нибудь значительного оттенка политических направлений и приёмов действия». Это написал не кто-нибудь, а В.И. Ленин, который наблюдал за ходом революции из заграницы (ПСС, т. 31, с. 11-12).

Откуда всё это знал Ильич, который в те годы уже почти что смирился с поражением? Но рядом с Ильичом выступал знаменитый масон М.С. Грушевский, который и поныне на Украине считается едва ли не основоположником национального самоопределения. Вот ещё интересная деталь, проливающая свет на масонское происхождение так называемого «украинства»: «Знаменательно, что только с февраля 1917 года в официальных правительственных документах впервые название Малороссия было заменено на Украину. Именно в марте 1917 года «украинцы» трансформировались из политической партии в народ». (А. Широкорад, «Украина – противостояние регионов», М. 2010, с. 213).

Сейчас многих интересует проблема юго-восточной «Украины». Выше отмечалось, что даже Н. Яковенко считает Украиной только пять названных губерний. Вся остальная территория заселялась с конца ХVII до начала ХIХ века выходцами с разных русских территорий, а в результате победоносных войн с Османской империей с конца ХIХ века эта территория получила гордое название Новороссии. Так образовались города Харьков, Донецк, Екатеринослав.

Теперь нужно сказать, как формировалась нынешняя территория Украины. Некая Украинская Центральная Рада, – организация, созданная группой украинских националистов во главе с М.С. Грушевским, объявила, что провозглашает некую Украинскую народную республику (УНР) в рамках федерации с Российской республикой. Эта Рада, никем не избранная, но всё-таки существовавшая на Украине около года, издала несколько документов. Самым значительным из них, с моей точки зрения, является третий Универсал Центральной Рады (20 ноября 1918 г.), в котором провозглашалось образование УНР:

«Отныне Украина становится Украинской Народной Республикой.

Не отделяясь от Российской Республики и сохраняя её единство, мы твёрдо станем на нашей земле чтобы силами нашими помочь всей России, чтобы вся Российская Республика стала федерацией равных и свободных народов. (…)

К территории Народной Украинской Республики относятся земли, заселённые преимущественно украинцами: Киевщина, Подолье, Волынь, Черниговщина, Полтавщина, Харьковщина, Екатеринославщина, Херсонщина, Таврия (без Крыма).

Окончательное определение границ Украинской Народной Республики … должно быть установлено по согласию организованной воли народов».

(Цит. по В.К. Губарев «История Украины». Донецк, 2004 г.).

Дальше развитие самоопределения этого «народа», сфабрикованного по масонским меркам и в рамках тогдашнего австро-венгерского правительства шло по нарастающей. Для этого были определённые социальные и политические причины.

***

История знала немало народов, которые не нашли своего самоопределения. Каталонцы и баски в Испании, шотландцы в Англии… Я уж не говорю о нации курдов, которая усилиями великих держав разбросана по трём государствам… Во всех этих национальных движениях существует внутренняя логика, она уходит корнями в национальное самоопределение.

С Украиной всё не так. Сошлёмся на упомянутого Н. Ульянова: «Схема развития всякого сепаратизма такова: сначала якобы, пробуждается «национальное чувство», потом оно растёт и крепнет, пока не приводит к мысли об отделении от прежнего государства и создании нового. На Украине этот цикл совершался в обратном направлении. Там сначала обнаружилось стремление к отделению и лишь потом стала создаваться идейная основа, как оправдание такого стремления» (там же, с.4).

Н. Ульянов, жизненный опыт которого обогащён Первой и Второй мировой войнами и многими годами разных эмиграций, буквально смеётся над потугами украинских националистов, которые собственно и не могли быть националистами, поскольку никакой «украинской нации» никогда не существовало. Историк всегда ограничивается ироническим для русского человека словом «самостийничество».

«Именно национальной базы нехватало (так в тексте – Г.М.) украинскому самостийничеству во все времена. Оно всегда выглядело движением не народным, не национальным, вследствие чего страдало комплексом неполноценности и до сих пор не может выйти из стадии самоутверждения. Если для грузин, армян, узбеков этой проблемы не существует, по причине ярко выраженного их национального облика, то для украинских самостийников главной заботой всё ещё остаётся доказать отличие украинца от русского. Сепаратистская мысль до сих пор работает над созданием антропологических, этнографических и лингвистических теорий, долженствующих лишить русских и украинцев какой бы то ни было степени родства между собой» (там же, с. 4).

Откуда же взялось «украинство»? Всех так называемых «историков украинства» потрясает тот факт, что официально признанный мессия украинского движения Тарас Шевченко ни разу в своих стихотворных и прозаических сочинениях не употребил слов: «украинец», «украинка». Он везде печалится о «ридной Украине», подчеркивает, что ненавидит москалей, но не только сам себя, но и всех в своём окружении не называет «украинец». Это понятие в те времена было настолько бессмысленным, что великий украинский поэт Тарас Шевченко о нём не упоминал. Кое-что сдвинулось в «Украинском национальном самосознании», когда один из членов Кирило-Мефодиевского общества П. Кулиш ( один из друзей Гоголя и Костомарова) предложил создать украинский «правопис». Подробнее об этом ниже.

Но главное в формировании «украинства» состояло вот в чём. В 1848 году подготовленная, видимо, международным масонским заговором разразилась общеевропейская революция: во Франции, в Германии, в Австро-Венгрии. Под общепринятым лозунгом свободы и национального самоопределения выступили такие герои, о которых сегодня можно только мечтать: Бакунин, Маркс (он считал, что именно этот год стал с его «Манифестом коммунистической партии» началом новой эпохи), Энгельс, Прудон… И тогда же зашевелилось «украинство». Здесь надо дать одну геоисторическую справку. После наполеоновских войн, когда Россия помогла Германии собраться в единое государство (Бисмарк – Горчаков), противоречий между Россией и Германией никогда не было.

Но в то время существовало ещё одно государство – Австро-Венгрия – осколок бывшей так называемой «Священной Римской империи», которую Наполеон ликвидировал в 1806 году. Вот тут-то и кроется один из истоков так называемого «украинства». Австро-Венгрия, особенно династия Габсбургов, управлявшая ей, являлась ещё центральнообразующей европейской державой, наподобие теперешнего Евросоюза.

Об этом достаточно много написано, но в ходе этой революции на территории многонациональной Австрийской империи, которая позже превратилась в Австро-Венгрию, произошло самоопределение ряда наций, в том числе австрийских немцев и венгров, позднее закреплённое на государственном уровне.

Нас же особенно интересует один факт: самоопределение Венгрии и судьба Галиции (Галичины). В этой области, которую с давних пор населяли русские, отторгнутые от основной территории России, сложилась народность так называемых карпато-руссов. Их судьба необычайно причудлива, но на наш взгляд именно они послужили основой развития современного «украинства». *См. Прим.

В то время Галиция как австрийская провинция разделялась как бы на две части: 1) это население Галиции, которое называли себя русинами (существуют и сейчас) Они считали себя остатками общерусского государства, погибшего ещё в ХII-ХIII веках. Другая часть населения той же территории назвала себя русенами (латинское слово Ruthenia). Она образовалась вот каким образом: после подавления восстания 1848 года (Николаем I) губернатор Галиции Ф. Стадион вызвал к себе делегацию русинов-русенов и спросил, как они хотят организовать свою автономную область. Верх взяло польское влияние. Внутри Галицийской области начал создаваться миф о том, что именно там находится цент русского государства. Общий замысел австро-венгерских правителей был ясен: если Галичина является центром исконной Руси, то восточные области должны естественным путём войти в состав вассального государства «Украина», которое только является «окраиной» центра России. Но не Москвы. Центром считались города Львов и Станислав (при большевиках – город Иваново-Франковск). Таким образом, был создан миф о том, что именно среди ополяченных галицийцев должна возникнуть настоящая Украина – Русь, а вся территория так называемой России – это нечто второстепенное, продукт чуждых сил и влияний.

Впрочем, в то время Галиция считалась одной из беднейших областей Австро-Венгрии. В то время «…во Львове состоялась Всеобщая Краевая Выставка, призванная показать достижения Галиции в различных сферах экономики и культуры. О выставочном павильоне промышленности, полностью построенном из дерева, «Gazeta Narodowa»(польская газета того времени) заметила, что «наша промышленность, дремлющая до сих пор в колыбели, должна сегодня ещё удовлетвориться деревянным домом».

В том же году галицкий юмористический журнал «Страхопудъ» поместил «Путеводитель по Львову», написанный Страхопудом для любознательных посетителей выставки», в котором на вопрос: «Як называется сей край?» – давался ответ:

«Официяльно – Галичина, неофицияльно – Голилея, для того, що в ней живёт множество голытьбы, а должен называтись Галилеею, так як в нем новое царство юдейское».  

Принимая во внимание крайнюю бедность подавляющего большинства населения, Галичину, переиначивая её полное официальное название, можно было по праву назвать также «Королевство Голиции и Голодомории»». (Л. Соколов, с. 308).

Здесь проявляет себя очень важный фактор формирования так называемого «украинского» самосознания. Это поляки. «Поляки, в самом деле, по праву могут считаться отцами украинской доктрины. Она заложена ими ещё в эпоху гетманщины. Но и в новые времена их творчество очень велико. Так, самое употребление слов «Украина» и «украинцы» впервые в литературе стало насаждаться ими. Оно встречается уже в сочинениях графа Яна Потоцкого (начало ХIХ века – Г.М.). Другой поляк, гр. Фаддей Чацкий, тогда же вступает на путь расового толкования термина «украинец». Если старинные польские анналисты, вроде Самуила Грондского, ещё в ХVII веке выводили этот термин из географического положения Малой Руси, расположенной на краю польских владений (…), то Чацкий производил его от какой-то, никому кроме него не известной орды «укров», вышедшей якобы из-за Волги в VII веке». ( Н. Ульянов).

А вот что пишет упоминавшийся выше историк Н. Яковенко, чей авторитет в среде украинофильствующих историков неоспорим: «Итак, в представлении людей конца ХVI – начала ХVII веков западные рубежи украинской общности очерчивались речкой Сан и понизовьем Западного Буга, северо-восточные тянулись по Новгород-Северщине до Стародуба, восточные ограничивались рубежами Гадячьского и Полтавского полков, а южные – обжитой полосой предстепной зоны: Чигиринщиной, Уманьщиной, Браславщиной» (с. 15).

Современный историк Украины совершенно спокойно зачисляет в состав так называемых «украинских» земель исконно польские территории: здесь и Люблин, и Бреслав – Вроцлав. Но это ещё не всё. Проблема существования так называемого государства «Украины» упирается только в решение советской администрации.

Поляков не устраивало ни «Малороссия», ни «Малая Русь». Примириться с ними они могли бы в том случае, если бы слово «Русь» не распространялось на «москалей». Внедрение «Украины» началось ещё при Александре I, когда, ополячив Киев покрывши весь правобережный юго-запад России густой сетью своих поветовых школ, освоив польский университет в Вильно и прибрав к рукам открывшийся в 1804 году харьковский университет, поляки почувствовали себя хозяевами умственной жизни малороссийского края». (Н. Ульянов, с. 5-6). Именно так, под воздействием польского влияния, началась «украинизация исконно русской территории – Харьковщины.

Мы прекрасно понимаем, что одним польским и немецким влиянием объяснить проблему украинского сепаратизма невозможно. Знаменитые романы Б. Маркевича и особенно В. Крестовского, одного из лучших друзей Ф.М. Достоевского, в которых речь шла о «боевом» единстве польских националистов с еврейской кагальной мафией, скорее ставят эту тему, чем разрешают её. Н. Ульянов отчётливо понимает польскую заинтересованность в развитии так называемого украинского самосознания:

«Польская заинтересованность в украинском сепаратизме лучше всего изложена историком Валерианом Калинкой, понявшим бессмысленность мечтаний о возвращении юга России под польское владычество. Край этот потерян для Польши, но надо сделать так, чтобы он был потерян и для России. Для этого нет лучшего средства, чем поселение розни между южной и северной Русью и пропаганда идеи их национальной обособленности» (там же, с. 6-7).

Теперь обратимся к некоторым другим вопросам, которые прояснят возникновение «украинства» и его дальнейшее развитие. «Формальный украинский национализм победил при поддержке внешних сил и обстоятельств, лежавших за пределами самостийнического движения и за пределами украинской жизни вообще. Первая мировая война и большевицкая революция – вот волшебные слоны, на которых ему удалось въехать в историю. Все самые смелые желания сбылись, как в сказке: национально-государственная территория, национальное правительство, национальные школы, университеты, академии, своя печать, а тот литературный язык, против которого было столько возражений на Украйне, сделали не только книжным и школьным, но и государственным.

Вторая мировая война завершила здание соборной Украины. Галиция, Буковина, Карпатская Русь, неприсоединённые дотоле, оказались включённые в её состав. При Хрущёве ей отдан Крым. Если при Брежневе отдадут Кавказ, то географический сон Рудницкого 1) сбудется наяву.

Всё сделано путём сплошного насилия и интриг. Жителей огромных территорий даже не спрашивали об их желании или нежелании пребывать в соборной Украине.

(…) Ни простой народ, ни интеллигенция не были спрошены, на каком языке они желают учиться и писать. Он был предписан Верховной властью» (Н. Ульянов, с.268-269).

* * *

Однако что такое украинский язык? Я не хочу вступать в юридические дискуссии, но дело в том, что этого языка просто-напросто не существует. Это продукт политических интриг, начавшихся в середине ХIХ века. Напомню, что Тарас Шевченко свои дневники, многие письма и другие сочинения писал на чистейшем русском языке. Но то, что ему казалось близким к народу (вроде нашего Кольцова) он писал на том говоре, который ему казался наиболее естественным. Это очевидно, потому что поэт выражал то настроение эпохи национального самосознания, которое было свойственно и русской народнической литературе того времени. Для того, чтобы определить понятие «украинского» языка член Кирило-Мефодиевского общества, знакомый и даже друг молодых тогда С. Костомарова, Тараса Шевченко и Н. Гоголя П. Кулиш предложил печатать так называемые «украинские» тексты с новой орфографией. Дальше дело пошло ещё круче. На территории Галиции специальным меморандумом министерства народного просвещения тогдашней Австро-Венгерской империи была сделана попытка ввести так называемое «фонетическое правописание». Язык Карпато-Русов был далёк от польского и близок к диалектам южно-украинского. Оттуда и взялась идея о том, что именно в Галиции и сохранились якобы остатки древней истинной Руси.

Для того чтобы правильно понимать историю так называемого «украинства», нужно понять, кто организовал это движение. Любой русский человек прекрасно понимает, что есть понятие Россия – символ единства, а Украина – она и есть Украина, окраина. Не в обиду будь сказано, но и когда часть теперешней территории Украины принадлежала Польше, её тоже называли «хохляцкой» украйной. Шла речь и о казацких украйнах. И даже о татарских украйнах.

Несмотря на то, что «украинофилы» думают о возможности присоединения разных русских территорий, мы можем сказать, апеллируя к украинским историкам, следующее: территория Украины в середине ХVII века отождествлялась с «Киевщиной, Чернигово-северщиной, Волынью, Подольем и Галицией. Одновременно более точно были обозначены и границы. Например, в 1670-х гг. гетману Ивану Самойловичу западные пределы Украины видятся всеохватывающими. «Подолье, Волынь, Подляхье, Подгорье и всю Червонную Русь, где стоят славные города Галич, Львов, Перемышль, Ярослав, Люблин (!), Луцк, Владимир, Острог, Заслав, Корец «. (Н. Яковенко. Очерк истории Украины в средние века и раннее новое время. Киев, 2005. Пер. НЛО, М. 2012). Это издание уже упоминалось, как весьма авторитетное.

В теперешней полемике вокруг украинской самостийности часто вспоминают имена С. Бандеры, Е. Коновальца и других, но забывают вот что. Уже после Первой мировой войны на территориях Австрии и Германии было создано объединение «Союз Вызволенiя Украины». Эта организация была создана депутатом австрийского рейхстага К. Левицким. Позже она была переименована в «Украинские сичевые стрельцы». Как «сичевой стрелец» воспитывался в этой организации ещё юношей Степан Бандера. Вот что пишет об этом Н. Ульянов: «Весной 1930 года на Украине состоялся открытый политический процесс по делу «Союза вызволенiя Украины» во главе с крупнейшим украинским ученым, вице-президентом Всеукраинской Академии наук (ВУАН) С.О. Ефремовым. Кроме него на скамье подсудимых оказалось свыше 40 человек. Согласно обвинению, «Союз вызволенiя Украины» имел целью свержение советского правительства и превращение Украины в буржуазную страну «под контролем и руководством одного из соседних иностранных буржуазных государств». Все обвиняемые признали себя виновными в контрреволюционной деятельности, однако приговор оказался сравнительно мягким (учитывая тяжесть обвинений): основным обвиняемым, «принимая во внимание их искреннее раскаяние на суде», смертная казнь была заменена 8—10 годами лишения свободы, остальных приговорили к меньшим срокам лишения свободы, девять из них осуждены условно.

Некоторые исследователи расходятся во мнении о том, существовали ли на самом деле «Союз вызволенiя Украины» и «Союз украинской молодежи». Специально исследовавший этот вопрос X. Куромия отмечает: «На наш взгляд, обвиняемые, пожалуй, согласились бы со слухами в кругах интеллигенции: «Союза вызволенiя Украины» не было, хотя он и должен был бы существовать». Ускоренная индустриализация и сплошная коллективизация неизбежно должны были вызывать сопротивление. Процесс над членами «Союза вызволенiя Украины», очевидно, явился превентивной акцией против возможного объединения недовольных под националистическим знаменем».

Принимали ли участие в работе этой организации Е. Коновалец и С. Бандера, мы можем только догадываться. Однако в том, что эта организация не фантом большевистской пропаганды наподобие общества «Трест», сомневаться не приходится. У Н. Ульянова на этот счёт – повторимся – нет никаких колебаний. «Сичевые стрельцы» — прообраз ОУН.

Но для правильного понимания генезиса «украинской самостийности» надо обратиться в довольно отдалённое прошлое. Я уже писал ранее о значении смутного времени в истории России и констатировал, что этот период нужно считать оконченным после Смоленской войны 1633-1634 гг. Именно за период смутного времени набрало огромную силу в жизни тогдашней Руси явление, имя которому – казачество. Казаки поняли, что они не только активная боевая сила, но и некая общность, способная влиять на расстановку государственных сил.

Очевидно, что понимание истории «Украины» в её теперешнем «государственном» образе невозможно без тщательного изучения казачества. Мы не будем углубляться в историю возникновения казачества – это отдельная тема. Равным образом нет смысла детально рассуждать о происхождении самого слова «казак». Есть резон только отметить, что слово «казак» может быть этимологически связано со словами «хазар» или венгерским «гусар». Это не противоречит общему пониманию казаков как вольных людей, но проливает определённый свет на проблему их появления.

Н. Ульянов таких этимологических экскурсов не делает, но он твёрдо убеждён в том, что начало «самостийности Украины» коренится именно в истории Запорожской Сечи. Заметим, между прочим, что эта точка зрения поддержана также авторами ныне издающейся Российской энциклопедии. Вот, что он пишет:

«Вообще, истоки украинского самостийничества невозможно понять без обстоятельного экскурса в казачье прошлое. Даже новое имя страны «Украина» пошло от казачества. На старинных картах, территории с надписью «Украйна» появляются впервые в ХVII веке и, если не считать карты Боплана, надпись эта всегда относится к области поселения запорожских казаков. На карте Корнетти 1657 г., между “Bassa Volinia” и “Podolia” значится по течению Днепра “Ukraine passa de Cosacchi”. На голландской карте конца XVII века то же самое обозначено: “Ukraine of t. Land der Cosacken”.

Отсюда оно стало распространяться на всю Малороссию. Отсюда же распространились и настроения, положившие начало современному самостийнчеству» (с. 12).

Понимание «Украины» без казачества невозможно. «Хохлов» всегда тянет к самостийничеству. Я говорю об этом совершенно прямо, потому что знаком со многими «хохлами». Если в ответ меня назовут кацапом, то я не обижусь.

В исторической литературе, а тем более в художественной, распространились две версии о роли и значении казаков в истории России. Во-первых, казаков считали своеобразными рыцарями, охранявшими южные границы государства против нашествия татар, турок и ляхов. И противоположная ей вторая версия, что это было движение народных низов, боровшихся за социальную справедливость, особенно против Польского панства.

Как известно, в 1648 году вольное казачество объявило войну «польскому панству» за освобождение от гнёта Речи Посполитой и официального создания казацкого государства. Тогдашний гетман Запорожской Сечи Зиновий (Богдан) Хмельницкий всенародно на казацкой раде объявил себя не только казацким гетманом, но и гетманом «Малороссии». Здесь нужно сделать одно небольшое историческое отступление. Малороссия – так называлось Галицко-Волынское княжество примерно с начала ХIV века; тогда ни о какой «Украине» никто ещё и не слышал. Во внешнеполитических документах Византийской империи того времени ( с 1303 г.) эта территория называлась «Mikrorussia».   Впоследствии этот термин стал использоваться для обозначения части Речи Посполитой с православным населением. Исторически понятие Малая Русь входит в древнее обозначение разделения территорий между князьями из рода Рюриковичей на Великую, Малую, Белую и Червоную Руси. В большинстве советских и некоторых постсоветских справочниках говорится о том, что Малороссия была только частью так называемых «украинских» территорий, обозначая «территорию левобережной Украины». Был ещё термин «Украина козако-русская». Этот небольшой экскурс в область истории подсказывает нам, что Малороссия и Украина – это совершенно разные понятия. Если Малороссия всегда и была частью общерусского Великого княжения, то «Украина» – это продукт некоей творческой мысли околомасонских историков начала ХIХ века, о чём шла речь выше.

Понимая именно таким образом «Украину» –  как преемницу Малороссии, – гетман Богдан Хмельницкий решился присягнуть русскому государю Алексею Михайловичу.

В советской и отчасти теперешней историографии этот документ (решение Переясловской Рады 1654 года) трактуется как «воссоединение Украины с Россией». В честь 300-летнего юбилея этого документа Хрущёв решил передать Крым под юрисдикцию советской Украины в 1954 году. Подробно вникать в детали «воссоединения» мы не будем. Но важно отметить определённые факты. Как отмечалось выше, в тот период никакой «Украины» не существовало, а Украиной называлась область пребывания запорожских казаков. Но понятие Малороссия в то время уже имело международный вес. И вот в конце 1653 года Богдан Хмельницкий обратился к царю Алексею Михайловичу с прошением принять «всю Малороссию его и всё Войско Запорожское в вечное своё твёрдое владение, подданство и покровительство».

1(11) октября 1653 года состоялось заседание Земского Собора, на котором было принято решение поддержать прошение гетмана Богдана Хмельницкого. Земский Собор единодушно постановил, «чтоб великий государь, царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии, изволил того гетмана Богдана Хмельницкого и всё Войско Запорожское, с городами их и землями, принять под свою государскую высокую руку». Как мы ещё раз видим, ни о каких территориальных приобретениях речи и не было, речь шла только об освобождении земель Войска Запорожского. Дело в том, что указанное «Войско Запорожское» как раз и располагалось на той самой территории Малороссии, о которой шла речь выше. Наконец, после долгих и мучительных переговоров (Царь Алексей Михайлович не хотел присоединения Запорожского Войска к тогдашней Руси, поскольку не без основания опасался войны с Польшей) всё-таки состоялось собрание знаменитой Переяславской Рады 8(18) января 1654 года, на котором не шла речь ни о каком «воссоединении» мнимой «Украины» с Россией, а состоялась присяга русскому государю: « В Переяславле 8 (18) января 1654 года в соборе Успения Пресвятой Богородицы состоялась присяга русскому государю:

• гетман, полковники и старшины дали присягу быть «вечными подданными его царскому величеству всероссийскому и наследникам его».

• города «ведомства Войска Запорожского», которые «приложили при том роспись нижеследующим порядком: полку Браславского — 31 город, Белоцерковского — 19 город, Корсунского — 19 мест, Черкасского — 5 мест, Переясловского — 11 мест, Нежинского — 16 мест, Миргородского — 12 мест, Киевского — 22 места,Черниговского — 7 мест, Кропивянского — 9 мест, Полтавского — 15 мест. А всего: 166 городов». (См. википедию).

Очевидно, что речь шла только о присяге московскому царю Запорожского казацкого Войска, располагавшегося в то время на территории вышеупомянутой «Малоросии». Рассуждения о «воссоединении» Украины с Россией появилось в конце 1920-го года, когда кремлёвским правителям потребовалось создать некое новое национальное образование, которое обозначило бы торжество интернационализма.

В марте 1654 года прошение, принятое Переяславской Радой, было удовлетворено царём Алексеем Михайловичем и Боярской Думой. Были одобрены все требования казаков (всего 23 пункта), кроме одного – о том, чтобы из Москвы им оказывалась материальная помощь. Вот самые важные пункты: « 1. В начале изволь, Твое Царское Величество, подтвердити права и вольности наши войсковые, как из веков бывало в Войске Запорожском, что своими правами суживалися и вольности свои имели в добрах и в судах, чтоб ни воевода, ни боярин, ни стольник в суды войсковые не вступалися, и от старшин своих чтоб товариство сужены были: где три человека козаков, тогда два третьего должны судити.

Решение Сей статье указал государь, и бояре приговорили: быть так по их челобитью.

2. Войско Запорожское в числе 60 000 чтоб всегда полно было.

Решение Указал государь, и бояре приговорили: быти по их челобитью 60 000 человек. (…)».

Для современного читателя эти цифры могут показаться непонятными. Но для сравнения заметим вот какую деталь: перед началом войны 1648-1654 гг. число «реестровых казаков», т.е. тех, кто был официально признан речью Посполитой и находилось на её содержании, составляло всего 6000 человек. Богдан Хмельницкий   за счёт больших махинаций, освобождения крепостных крестьян на территории Польши, привлечения части татар и т.п., сумел увеличить своё войско в 10 раз. При том, что он явно изменил присяге польскому королю ( этому посвящены разные исследования) всё-таки остался «двоеподданником», говоря современным языком, – гражданином с двумя паспортами. Турецкий султан дал ему золотую булаву и кафтан, который, как иронически замечают историки «он покрыл русской шубой».

Богдан Хмельницкий – истинный казак, человек неспокойный, склонный к изменам, к предательствам. Н. Ульянов считает, что качество – это антигосударственный элемент в истории России.

Он считает, что украинские казаки, образовавшие Запорожскую Сечь , – это наследники татарских орд, и ни о каком национальном самоопределении и не думали. «Истинной школой днепровской вольницы была татарская степь, давшая ей всё от воинских приёмов, лексикона, внешнего вида (усы, чуб, шаровары), до обычаев, нравов и всего стиля поведения» (с. 25).   Опять-таки подчеркнём, что мы не ставим своей целью углубляться в историю казачества. Казаки, как «вольные люди» распространялись повсеместно. Не забудем и покорение Сибири Ермаком, и так называемый «Казахстан» –с его официальным названием в 1930-е годы – КазаКстан и многое другое. Но в отношении так называемых «украинских» казаков автор, скорее всего, прав.

Для периода «воссоединения Украины с Россией», которое будто бы произошло на Переяславской Раде в 1654 году, это понимание казачества, вероятно, будет самым точным. Впоследствии казачество проявляло себя по-разному, но своим героическим подвигом во время Гражданской войны оно доказало верность и преданность интересам России.

Однако то, что Малороссия всегда нуждалась в правительственных дотациях, как ни странно, всегда было одним из важнейших факторов её «национального самоопределения». Например, об этом ясно пишет Н. Ульянов. В 1764 г. было разработано секретное наставление Н.А. Румянцеву при назначении его малороссийским генерал-губернатором, где, между прочим, говорилось: «От сей той обширной, многолюдной и многими полезными произращениями преизобильной провинции, в казну государственную (чему едва кто поверить может) доходов никаких нет. Сие однако ж так подлинно, что напротив того ещё отсюда отпускается туда по сороку по восьми тысяч рублей» (с. 72).

Как будто сегодня написано, только вместо 48 тысяч нужно считать 48 миллиардов. А всё-таки куда утекали эти деньги? Неплохо жили тогдашние «старосветские помещики», и Иван Иванович с Иваном Никифоровичем ссорились не так, как С. Петлюра или С. Бандера с теми, кто их не поддерживал…

Дело в том, что Малороссия – Украина всегда была объектом внимания разных государств в рамках международной геополитики. «Казачье буйство, само по себе, ничего страшного не представляло, с ним легко было справиться; опасным делала его близость Польши и Крыма. Каждый раз, когда казаки приводили татар или поляков, москвичи терпели неудачу. (…) Казаки знали, что они страшны возможностью своего сотрудничества с внешними врагами, и играли на этом» (с. 75). Заигрывание с внешними врагами. Борьба с «москалями» и поныне отличительная черта теперешней «казацкой» Украины. Но в ХVII- ХVIII веках это было во многом стихийным народным движением, а уже в ХIХ веке под влиянием вышеизложенных факторов, «украинство» оформилось в своеобразную принципиально продажную идеологию, имеющую своей главной целью требовать всевозможных дотаций и кредитов с любой стороны, которой они согласятся подыграть. Увы, всё это очень и очень современно, поскольку определяет сам менталитет так называемого «украинства».

Важно вот что: связь между так называемым «украинством» и международной масонской организацией. Имеющиеся теперь факты свидетельствуют о многом. Уже в 1818 году в Киеве была создана масонская ложа «Соединённые славяне», в которую входили некоторые декабристы. В России существовало Северное и Южное общество декабристов, члены которых в большинстве были масонами. Но никому не приходило в голову связывать с масонством украинских сепаратистов. Однако с учётом современной ситуации можно смело утверждать, что «оранжевые революции» были задуманы ещё двести лет назад и отчасти осуществлены.

«Российский космополитический либерализм преображался на украинской почве в местный автономизм. Декабристы первые отождествили своё дело с украинизмом и создали традицию для всего последующего русского революционного движения. (…) Это одна из закономерностей всякого революционного движения. В.А. Маклаков, один из лидеров демократического лагеря, находясь уже в эмиграции, выразил это так: «Если освободительное движение в войне против самодержавия искало всюду союзников, если его тактикой было раздувать всякое недовольство, как бы оно ни могло стать опасным для государства, то можем ли мы удивляться, что для этой цели и по этим мотивам оно привлекло к общему делу и недовольство “национальных меньшинств”»» (с. 156).

Обратим внимание на то, что либерал Маклаков, хотя и не друг, но ровесник Ленина, употреблял тот же самый термин, которые большевики сделали центральными в своей национальной политике: борьба за равноправие национальных меньшинств.

Для правильного понимания того, что такое «украинство», следует сначала обратиться к символу власти украинского государства, т.е. к его национальному гимну, где польское влияние очевидно:

Ще не вмерла України і слава, і воля,

Ще нам, браття молодії, усміхнеться доля.

Згинуть наші вороженьки, як роса на сонці.

Запануєм i ми, браття, у своїй сторонці.

 

Jeszcze Polska nie zginęła,
Kiedy my żyjemy.
Co nam obca przemoc wzięła,
Szablą odbierzemy.
Ещё не умерла Украины и слава, и воля,

Ещё нам, братья молодые, улыбнётся судьба.

Исчезнут наши враги, как роса на солнце.

Будем господствовать и мы, братья, на своей сторонке.

 

Ещё Польша не погибла,  

 

 

Если мы живем!
Всё, что отнято вражьей силой,
Саблею вернём.

 

 

О польском влиянии на так называемую украинскую самостийность теперь как бы и говорить неудобно, до такой степени это выглядит очевидным. Рылеев и Войнаровский, Мазепа и Наливайко… все вроде бы борцы за свободу. Кто как не Рылеев воспевал в своих «Думах» казацких атаманов- людоедов Наливайко и Войнаровского, которые торговали своим народом, продавая его в рабство туркам? Более того, некоторые украинские гетманы вообще принимали подданство турецкого султана. Среди них самые лживые Выговский и Сагайдачный. Ещё раз повторим, что рассуждения о роли казачества выходят за рамки данной статьи. Есть масса исторических параллелей, но одновременно и неувязок.

Атаман (генерал) Пётр Николаевич Краснов в ходе событий осени 1917 года дал указание подчинённым ему войскам не поддерживать правительство Керенского, а сохранять нейтралитет. П.Н. Краснов всю жизнь мечтал о создании некоего мифического государства «Казакия». Все знают: он пошёл на службу к Гитлеру, прекрасно понимая, что при Сталине никакой «Казакии» не будет и быть не может, а его соратников по «белому делу» почти всех уже истребили, но мечта ещё была жива. Жива она и до сих пор.

* * *

Нужно отдельно поговорить об «украинском» языке. Украинский «правопис» был придуман историком Кулишом в середине ХIХ века. Его тогда так и называли «кулишовка». Самое главное было удалить букву «ы», вместо неё для того же звука писалось «и», а для «и» были введены два знака «i» и «ї». Следующей операцией была так называемая фонетическая транскрипция. Лично я, будучи в советское время в гостях в Белоруссии, заметил, что никакого различия между белорусским и русским языком нет, а есть просто различие крестьянских диалектов. Однако «белорусский» язык создавался именно методом «фонетической транскрипции» уже при советской власти с целью самоопределения мнимой белорусской нации. Напомним, что Белоруссия – это Белая Русь, то есть та часть Руси, которая именно по характеру её народа была наиболее близка к арийской прародине. Такое же формирование псевдоязыка, который превратился в непонятный жаргон, происходило и на Украине в советский и постсоветский периоды. Ликвидация этимологического правописания сама по себе приводит к тому, что все тексты, написанные ранее, становятся просто непонятными. Новые поколения фактически не могут прочитать написанное за 100- 200 лет тому назад. Существует блистательный исторический пример: что случилось бы с английской культурой, если бы в ней был внедрён «фонетический правопис». Кто и когда понял бы, что значительное и важное для Англии понятие рыцарства: knight (рыцарь) превратилось бы в теперешнее фонетическое «найт», т.е. нечто вроде жителя ночлежного дома. Но на Украине этот процесс стал внедряться с огромной силой и продолжается до сих пор.

***

Особый интерес сегодня вызывает государственная принадлежность юго-восточных областей «Украины». Правильное понимание этого вопроса, как мы отчасти уже писали, зависит от признания или непризнания ленинско-сталинской картографии в качестве государствообразующего принципа.

О деятельности так называемой Верховной Рады отчасти говорилось выше. Настало время поговорить о ней более подробно. Когда образовалась Рада (в марте 1917 года), Первая мировая война была в полном разгаре, не было речи ни о каких мирных переговорах между Германией и Россией. Более того, тогдашнее Временное правительство признало независимость Польши (напомним: несмотря на «независимость», вся эта территория была оккупирована немецкими войсками).

Как известно, в результате Брест-Литовского договора 1918 года между тогдашним правительством большевистской России и монархом кайзером Вильгельмом Вторым обширные территории юга и северо-запада России были отданы под юрисдикцию немецких военных комиссаров.

Но, что самое интересное –   у нас об этом мало говорят – незадолго до этого события 28 января (9 февраля) Центральная Рада подписала с Германией мирный договор. Но долгое время удержаться правительству Рады не удалось, она была распущена немцами 28 апреля 1918 года. Отметим, по воспоминаниям современников, как происходил этот «роспуск»: немецкий офицер зашёл в зал заседания Рады и спросил: Кто против избрания нового гетмана П.П. Скоропадского? Вся рада единодушно сказала: мы за. Не правда ли это напоминает разгон Учредительного собрания Лениным за пару месяцев до этого. А дальше пошла такая катавасия, о которой можно говорить только в терминах «казачьего движения». О жизни Киева при Скоропадским великолепно написал М. Булгаков. Но о том, что происходило дальше, у нас знают чрезвычайно мало. По подсчётам одного из украинских историков за период гражданской войны в Киеве сменилось тринадцать правительств. Эти данные могут быть оспорены. Поэтому я привожу их в качестве одной из рабочих гипотез.

Во время после заключения договора немецкого правительства с Центральной Радой и, особенно после Брестского мира, встал вопрос: кому будут принадлежать разные части территории Российской империи, особенно северо-западные и южные области? Вопрос о Польше уже был решён, а судьбу Финляндии определил Ленин одним из первых декретов. Германии оставалось существовать до полной капитуляции около полугода, и немецкие войска уже выходили из Киева, где в это время образовалось новое правительство Семёна Петлюры, так называемая Директория под официальным руководством В.К. Винниченко, который ещё раньше был активным участником Центральной Рады, а до того вместе с С. Петлюрой работал журналистом в некоторых украинофильствующих изданиях. Сам Петлюра был объявлен верховным главнокомандующим. Ещё раньше они оба были журналистами и работали вместе.

В.К. Винниченко подчёркивал важность для украинской самостийности влияния еврейских организаций. Перевод одного из его выступлений дан в книге Л. Соколова: «И снова должен подчеркнуть: особенно эта искренность проявлялась у представителей еврейских организаций. Они уже приняли в своё сознание Центральную Раду, как свой орган». ( с. 267).

«(…) Такая вот была особенность у идеи украинской самостийности – как в дореволюционный период, так и после Февраля 1917 года. Её наиболее рьяными приверженцами являлись не сами украинцы, а представители других национальностей, прежде всего евреи-сионисты и поляки» (с. 268) . Впрочем С. Петлюра всегда считался и считается до сих пор антисемитом.

Самое интересное – потрясающая параллель сегодняшним событиям – все государства Антанты признали С. Петлюру законным правителем Украины, после чего военные десанты английских и французских войск вошли в Одессу, Николаев, Херсон и др.

14 декабря гетман Скоропадский подписал отречение и эмигрировал в Германию. Он написал интереснейшие мемуары о событиях того времени, где чётко и ясно определён «расклад сил» на тогдашней политической арене. На первый взгляд, казалось бы, гетману Скоропадскому как прямому наследнику украинских гетманов Скоропадских следовало бы поддержать «украинство», но он рассуждал честно и объективно, ясно говоря, что никакого «украинства» не было и не могло быть. Это мифологическая выдумка. Имя П. Скоропадского отчасти скомпрометировано тем, что   он впоследствии стал сторонником национал-социализма. Однако никакого участия в репрессивных действиях гитлеровского режима он не принимал и погиб случайно 26 апреля 1945 г. во время бомбардировки.

***

Мы описали ход событий с точки зрения руководства УНР и так называемых скоропадщиков. Но большевики тоже не дремали. Выше говорилось, что сама территория Украины всегда была спорной, и на ней особой украинской нации в принципе не существовало, а на западе этой территории существовали разные полумасонские секты и группировки, находившиеся под влиянием тех или иных международных сил. Существуют они и теперь, о чём явно свидетельствуют происходящие на Украине события. Есть странное сходство между так называемым «украинством» и хорошо известной жидо-масонской идеологией. Вот ещё одно интересное свидетельство: «Академик А.И. Соболевский 2) писал в 1910 г.: «Большинство украинофилов России (в том числе Петербурга и Москвы, где исповедуют украинофильство, чистейшие великорусы, никогда не жившие в пределах малорусского племени) по образованию интеллигенты, а по политическим убеждениям – разных оттенков либералы, проводящие политическую программу евреев. Евреи ставят себе девиз divide et impera (разделяй и властвуй), и убеждают простаков русских стремиться к собственным местным самоопределениям и изо всех сил поддерживать самоопределения своих инородцев. И простаки усердно работают на пользу евреев, чтобы дать им лёгкую возможность завладеть выгодною позицией в России».

(В этой связи примечательно, что активным поборником развития у малороссов украинского национального сознания был известный сионистский деятель В. Жаботинский)». 3)

( Л. Соколов, с. 237).

В первую половину 1918 года гражданская война ещё не совсем разгорелась, точнее говоря, народ был настолько ошарашен происшедшими событиями, что кроме руководства казачьих областей (А. Каледин) никто не смог самоопределиться. Вышло всё как бы по Троцкому (ни мира – ни войны): войны, вроде бы, уже не было, но и мира тоже. Прежнюю армию распустили, а новой не существовало. Создалась парадоксальная ситуация: немцы, заключив договор с Центральной Радой и с большевиками, прекратили наступление на восток, часть войск была передислоцирована на запад. Но что же надо было делать на оставшейся части Российской Империи? И вот происходят новые события.

Ещё в ноябре 1917 года в Харькове захватили власть большевики, и эта территория была провозглашена как Украинская Советская республика, находящаяся вне юрисдикции Рады. Там же в декабре собрался Первый Всеукраинский съезд Советов, который 12 (25) декабря провозгласил Украину республикой советов солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, признавшей советскую власть в Петрограде и провозгласившей Украину федеративной частью Российской Республики. На первый взгляд это одна из большевистских многочисленных провокаций. Но посмотрим глубже: указанный съезд в Харькове происходил вне территории Украины, которая была согласована Временным правительством Керенского, поскольку Харьков не входил в территорию Украины, которая была согласована Радой с правительством Керенского.

В дальнейшем для того, чтобы создать «Украину» большевики использовали этот факт для того, чтобы объявить Харьков столицей Украины, каковой он был до 1934 года. Но это ещё не всё. В ходе гражданской войны на этих территориях было создано несколько якобы самостоятельных республик: Донецко-Криворожская советская республика (ДКСР), Одесская советская республика, Таврическая советская республика и Донская советская республика. Эти республики действовали как формально независимые юридические образования во время немецкой оккупации на юге России, но судьбы некоторых их руководителей, всерьёз поверивших в свою самостоятельность, иногда бывали трагичными. Среди них знаменитый большевик Артём: погиб в 1921 году при загадочных обстоятельствах. И ещё одна интересная для теперешних украинских националистов личность: Николай Алекссевич Скрыпник – нарком образования и с февраля 1933 года заместитель Председателя Совнаркома УССР и председатель Госплана УССР, который покончил собой в июле 1933 года во время заседания правительства. Современные украиноборцы могут считать его мучеником, удивительно, что пока о нём не вспоминают.

Примерно в это же время на западных фронтах тоже происходили серьёзные события. Изложим информацию о них почти по дням: 16 октября 1918 г. венгерский парламент сообщил о независимости Венгрии. 21 октября австрийский парламент высказался за присоединение Австрии к Германии, тем самым пришёл конец существованию Австро-Венгрии. Но зато обозначился юридический прецедент, который впоследствии будет использован Гитлером во время так называемого аншлюса, т.е. присоединения Австрии к Германии, которое уже формально произошло в 1918 г., но по условиям Версальского договора не было признано державами Антанты.

И, наконец, ещё некоторые важные события этих же дней: 28 октября провозглашена так называемая Чехословацкая республика. Это одно из мифических образований того времени, которое с помощью политических интриг и махинаций просуществовало едва ли не до последнего времени. Создание искусственных наций и государств никого до добра не доводило. В настоящее время Словакия и Чехия – отдельные государства.

Внимательный взгляд на эти три карты свидетельствует о динамике развития «украинства» в территориальном отношении. Всё новые и новые земли осваивают ревнители украинофильства. Почему? Зачем? Ведь это выглядит как откровенная экспансия небольшой кучки «украинских идеологов», озабоченных присоединённых всё новых земель, населённых разными народами. Но ведь ни на одной из этих карт не фигурирует Крым, как часть некой «вселенской Украины».

***

И вот что особенно важно для нашей темы: 1 ноября украинские части австрийского гарнизона во Львове (Лемберге), так называемые «сичевые стрельцы», о которых говорилось выше, провозгласили так называемую Западно-Украинскую Народную республику, возглавляемую генеральным секретариатом во главе с Костем Левицким. Польское население этих областей (т.е. Галиции) восстало против нового самопровозглашённого правительства, и «генеральный секретарь» ( Уважаемые читатели, у вас не возникают какие-либо ассоциации?) Кость Левицкий переместился в г. Станислав (теперешний Ивано-Франковск). В это время во Львове стал управлять так называемый УНС – Украинский национальный совет во главе с неким Евгением Петрушевичем. Тогда и возникло понятие Западно-Украинской Народной республики (ЗУНР). Мне неясно, почему теперешние украинские националисты умалчивают о существовании двух равно «самостийных» украинских республик. Только 22 января 1919 года было объявлено об объединении ЗУНР с УНР, но к тому времени государственную, и в том числе территориальную политику определяли уже большевики, так что этот процесс прошёл незамеченным.

Но надо отметить ещё одну интересную деталь: никто из украинских правителей того времени, кроме гетмана П. Скоропадского не поддержал белогвардейское движение. Казалось бы, почему? Этим вопросом задаются и сегодняшние историки. Нам представляется, что ответ вполне ясен: именно потому, что только большевики дали так называемой Украине её огромную территорию с исконно русским населением, которое так и осталось русским. Но их заставляют говорить на примитивном жаргоне, который называют «украинской мовой».

Один из известных исследователей украинского сепаратизма Л. Соколов приводит интересную цитату: «Летом 1863 г., когда польское восстание было в самом разгаре, российское правительство отреагировало на предупреждение об угрозе украинского сепаратизма, в результате чего появился докумет: » Отношение министра внутренних дел к министру народного просвещения» от 18 июля, сделанное по Высочайшему повелению». В этом интересном документе содержится просто потрясающее признание относительно того, что такое «украинский язык». «Самый вопрос о пользе и возможности употребления в школах этого наречия не только не решён, но даже возбуждение этого вопроса принято большинством маолороссиян с негодованием, часто высказывающимся в печати. Они весьма основательно доказывают, что никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может, и что наречие их, употребляемое простонародием, есть тот же русский язык, только испорченный влиянием на него Польши; что общерусский язык так же понятен для малоросса, как и для великороссиян, и даже гораздо понятнее, чем теперь сочиняемый для них некоторыми малороссами, и в особенности поляками, так называемый украинский язык» (Цит. по Л. Соколов «Осторожно: «украинство»!» М., 2009).

***

Вывод данной статьи очевиден: «украинство» и самостийность – это не продукт самосознания украинского народа, которого большому счёту до советского периода не существовало. Украинство было сформировано в масонских и околомасонских кругах примерно в середине ХIХ века, а после большевистской революции 1917 года стало пропагандироваться, как украинское национальное самосознание. Об адекватности большевистской картографии мы можем сегодня судить со всей очевидностью. Пусть нам ответят наши западные соседи: кому по праву принадлежат Львов (Лемберг). Станислав (Ивано-Франковск)? Мне кажется, что именно такие вопросы следует рассматривать на заседаниях Евросоюза.

Санкт- Петербург

11 мая 2014 года

Примечания редактора

* Прим. По данным общедоступных энциклопедий карпатороссы (так пишется это слово) вовсе не украинцы и украинцами себя не считают.

Примечания автора

1). С. Рудницкий – автор книги «Коротка География Украины», Киев, 1910 г. В этом атласе в состав Украины были включены Крым, Кубань, часть Кавказа, побережье Чёрного моря и Азовское море и западное побережье Каспийского моря.

2). Соболе́вский   Алексей Иванович [26.12.1856(7.1.1857), Москва, — 24.5.1929, там же], русский учёный, филолог, академик АН СССР (1900; член-корреспондент 1893). Окончил Московский университет (1878). Профессор Киевского и Петербургского университетов. Специалист по русскому языку, один из зачинателей его исторического изучения. (БСЭ)

3). Влади́мир Евге́ньевич Жаботи́нский (при рождении — Вольф Евнович Жаботинский; ивр. — Зеэв Жаботински; 6 (18) октября 1880 года, Одесса — 4 августа 1940, Нью-Йорк) — лидер правого сионизма, основатель и идеолог движения сионистов-ревизионистов, создатель Еврейского легиона (совместно с И. Трумпельдором) и организаций «Иргун» и «Бейтар»; писатель, поэт, публицист, журналист, переводчик. Писал на иврите (публицистика), идиш (публицистика), русском (художественная проза, фельетоны, стихи, стихотворные переводы), и французском языках. Написал несколько статей и книгу о так называемом самоопределении Украины. В кругах сионистов В. Жаботинского считают не менее значительным авторитетом, чем Теодор Герцль (Беньямин Зеев).

Иллюстрации:

Карта Украины в 1917 году (ей открывается публикация).

Карта Украины в 1940 году (см. ниже).

ukraina1940

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *