Силосхрон и недоверие к властям. 24 июня, суббота

Силосхрон и недоверие к властям

Дневник за июнь-август 2017 года

История повседневности – модная ныне отрасль исторической науки, кандидаты наук изучают быт и нравы недавнего нашего прошлого, анализируют дневниковые записи, переписку? воспоминания. Вот и я решил сделать свой скромный вклад в создание массива частных повседневных записей, отражающих рутину будней. Кто знает, может быть в эти дневниковые записки западёт какая-то интересная для будущего исследователя деталь.  

24 июня, суббота

Проснулся рано, часов в пять… Очень не люблю нечаянно просыпаться раньше времени, когда и подниматься не с руки (всех разбудишь), и дальше лежать нет вроде бы смысла. Но только не в этот раз. Сегодня выезжаем в Питер. Почти одновременно с моим пробуждением, когда я уже встал и пошел в ванную комнату, у ребят зазвонил будильник. Значит, очень вовремя меня разбудил мой внутренний будильник.

Заглянул в комнату к ребятам, спросил про завтрак: будете варенные яйца? Пошел на кухню поставил на конфорку кастрюльку. Заварил крепкий чай в термос – чтобы наш водитель не засыпал за рулем.

Через час мы все уселись в машину по своим привычным местам: Коля, разумеется, за рулем, я рядом на кресле с водителем (отрегулировал кресло, чтобы нормально протянуть ноги), Люся с собакой сзади. Тронулись.

Что-то банальное вертится на языке, когда проезжаешь по Москве в ранний час. Что-то вроде: «Москва уже не та!» В том смысле, что прошли те времена, когда в шесть утра можно было обойтись без пробок и благополучно выбраться из города. Трассы уже запружены. При выезде на севере столицы, недалеко от заезда на платную дорогу, огромная пробка. В комментариях к ней в водители сходу пришли к версии, что причина пробки искусственная. То есть пробка эта постановочная: какие-то два «мутных типа» так «поцеловались» бамперами, что перегородили проезд и ждут прибытия инспектора. Согласно этой самой популярной у водителей версии, сделано это было умышленно, чтобы вынудить часть потока машин отправиться на платную трассу. Даже сотня машин поддавшихся на провокацию даст ощутимую прибавку доходов владельцам платной дороги.

Это не моя версия, но в нее верится легко. Впрочем, даже если предположить стихийность аварии и возникновения затора, все равно настроение столицы говорит само за себя. Мало кто верит властям. Хроническое недоверие к ним стало уже стабильным фактором нашей повседневной жизни. Как заметил накануне моей поездки (вполне открыто и откровенно, публично, но камерно, то есть почти в частной беседе) один молодой телевизионщик (региональный): «Пропаганда на всех основных телевизионных каналах работает отвратительно. Сплошные искажения фактов, замалчивание очевидного и известного всем, пляс откровенно фейковые сообщения. Но если её отменить, по всей стране произойдёт революция, народ выйдет на улицы с требованиями и протестами. Так что для блага страны и отменять эту безобразную пропаганду вроде бы нельзя… Что делать, пусть думает Путин…» Интересно, что неназванный мной молодой человек как бы примеряет на себя ответственность за происходящее и задается вопросом: «Что делать?», но тут же, понимая вынужденную отстранённость всех граждан от принятия настоящих решений по реальным проблемам, утешает себя: «Пусть тот, кто стяжал всё и вся, думает. Моя совесть чиста будет – случись что…»

Из-за пробки задерживаемся на час или на полтора от обычного. Коля принципиально не хочет платить за новую дорогу. И причин тому целый ряд. До сих пор не создано некого единого скоростного маршрута между двумя столицами – существует лишь несколько фрагментов, на которых берут деньги за въезд. Цены на проезд рассчитаны скорее не на среднестатистического автомобилиста России, а на гостей из-за рубежа, которых зазывают на чемпионат мира по футболу. Задача эксплуататоров платных дорог вовсе не том, чтобы наладить наконец-то нормальное сообщение Москвы и Петербурга, а в традиционном стремлении околобюджетного «бизнеса» — урвать кусок и побыстрей сунуть в карман.

Итак, едем по обычной дороге. Останавливаемся на автозаправке – залить бензин на предстоящую поездку. Коля выходит с чеком, который ему пробила девица за кассовым аппаратом в офисе, почти на пороге его останавливают двое и спрашивают у него чек, то есть не просят отдать им чек, а как о само собой разумеющемся – дай. Внешний вид и лица этих двоих говорят сами за себя – урки из зоны, оказавшиеся на свободе менее месяца назад и «отрабатывающие» новую «схему» заработка без трудозатрат. Коля кратко от них отделывается фразой: «Мне чек самому нужен». А суть ситуации в том, что у него кассирша взяла круглую сумму, а после заправки произойдёт перерасчет по показаниям счетчика бензоколонки. Чек нужен именно для этого. Урки чего-то недопонимают, когда у всех подряд требуют чек. Туповаты… Коля идет обратно за перерасчетом, а урок уже трое. Третий точно такого же вида, как и предыдущие двое. Аж любопытно стало: сами ли они эту «схему» заработка придумали или их пахан послал, чтобы проверить возможность очередного «относительно честного отъёма денег».

Вдоль трассы эпизодически попадаются развалившиеся или только разваливающиеся старые избы. Некоторые все еще держатся, уже с пустыми глазницами окон, лишь слегка накренившись на бок с северной стороны, где венцы подгнили в первую очередь, а вовремя их заменить некому было. Добротные избы – ещё бы лет сто простояли при хозяйском-то подходе.

Остановились возле навеса со скамейкой, чтобы перекусить и размяться. Навес на двух бревнах накренился так, что от дождя под ним скрыться невозможно никак. Ценен стол и скамья. Лесок вокруг в большом радиусе – сколько хватает взгляда – жутко загажен. Здесь никто никогда не убирается. Истлевшие от времени покрышки каких-то древних грузовиков, которых давно уже не выпускает наша промышленность. Бытовой мусор составляет непрерывную полосу от Москвы до Питера. Позже, проезжая мимо бокового ответвления от трассы, я видел другую машину остановившуюся перекусить. Глава семьи открыл багажник, «хозяйка» взяла какой-то пакет и с лёгкостью неимоверной вытряхнул его содержимое на травку. Поблизости от них бегало подрастающее чадо, которое, как и положено, возьмёт со старших пример, и в будущих своих поездках по маршруту Москва  — Петербург станет делать так же.

Неимоверное число участков трассы находится в ремонте. Ясно, что это из-за чемпионата мира. Для местного населения сто лет эта трасса важна была в гораздо меньшей мере, чем Рублёвское шоссе.

До Северной Пальмиры мы добрались позже обычного. По пути  к дому заехали в супермаркет, закупили всего дня на три, вечером разожгли дрова фруктовых деревьев в мангале – я приготовил шашлык. Позвонил Лене, рассказал о том, что и как тут…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *