Архив метки: События

«Ощущение, что действие происходит в психбольнице»

neginstul

В Институте Наследия 31 марта 2015 года прошел экспертный семинар, посвященный определению границ интерпретации русской классики в современном театре. Это мероприятие НЕ связанно причинно-следственно с тем скандалом вокруг деконструктивной постановки якобы вагнеровского «Тангейзера», о котором сегодня не пишет только ленивый.

Готовился семинар загодя, так как тема эта давно назревала и перезрела. Ее как бы творческое обострение было ожидаемо. Но скандал – а он возник неожиданно – все же наложил некоторый отпечаток на содержание докладов, что естественно. Более того, один из молодых экспертов проанализировал спектакль нашей внезапной знаменитости – режиссера Тимофея Кулябина. Впрочем, совсем уж внезапным явление Т. Кулябина миру назвать трудно, если учесть другую его постановку – в Новосибирском государственном академическом драматическом театре «Красный факел», директором которого является родной папа знаменитости — Александр Кулябин. Согласитесь, очень удобно: папа рулит по недвижимой и финансовой части, а сын – по, так сказать, творческой.

Читать далее «Ощущение, что действие происходит в психбольнице»

РПЦ как «временно исполняющий обязанности»

IMG_20141111_111236

Вчера в ходе выступлений на XVIII Всемирном Русском Народном соборе прозвучало выступление, которым мне хочется поделиться с читателями моих блогов. Ниже привожу фрагмент из речи А.В. Щипкова, который уже много лет держит сайт RELIGARE (с 2002 года), как-то встречался мне в стенах Совета Федерации, а вот вчера вдруг я увидел его на трибуне зала соборов, что в цоколе Храма Христа Спасителя. Немаловажная деталь: это выступление прозвучало во второй половине дня, когда десятки телекамер и толпа журналистов (см. на фото выше черную полосу телекамер) уже удалились, зафиксировав на плёнку бравурные доклады первой половины дня. Итак, фрагмент привожу в сокращении близко к тексту:

«…Знаменитый социолог Макс Вебер в своей книге «Протестантская этика и дух капитализма» (1905) утверждал, что любая религия связана с общественными устроениями, а не только с проблемой спасения души.

Сегодня веберовское утверждение — аксиома общественных наук. Что из нее следует? Никакая общественная этика не может иметь других корней, кроме религиозных. Если связь с религиозными корнями прерывается, этика все равно остается в подсознании нации. Ее можно реконструировать методами гуманитарных исследований, а можно наблюдать воочию в кризисные и поворотные моменты истории. Например, во время Великой Отечественной войны многие солдаты, несмотря на официальный госатеизм, обращались к вере.

Читать далее РПЦ как «временно исполняющий обязанности»

О вольном толковании истории вольным историческим обществом

Так получилось, что я стал одним из первых членов организованного в 2011 году Императорского русского исторического общества. Именно так называлось аналогичное общество, существовавшее до революций 1917 года.

Затем я был приглашен, а затем не был приглашен (это не моё метание, а людей, готовивших мероприятие по поручению Нарышкина) на организационное собрание Российского исторического общества, из названия которого, как бы восходящего тоже к тому же давнему, дореволюционному, выпали слова «русское» и «императорское». В нем поучаствовать мне так и не довелось, но и я уже расхотел — после приглашения-неприглашения на собрание.

И вот совсем недавно образовалось Вольное историческое общество. Я попытался узнать что-то об обществе у давшего объявление о его образовании в ФБ Павла Кудюкина, но в ответ мне было сообщено, что, мол, чем больше исторических обществ, тем лучше. И вот сегодня я обнаружил у Максима Жиха довольно-таки подробный анализ деятельности этого общества, который просто воспроизвожу:

Читать далее О вольном толковании истории вольным историческим обществом

К волнениям на Украине. Или. Плоды просвещения нельзя употреблять без меры

20 февраля (8 по юлианскому календарю) 1819 года на основе Главного педагогического института основан Петербургский университет. Профессора и студенты перешли из одного учебного заведения в другое. Была сохранена его структура. Обучение производилось на трех факультетах: философско-юридическом, физико-математическом и историко-филологическом. Срок обучения был установлен трехгодичным. Первые студенты Петербургского университета были в основном из незнатных семей, поэтому верхи столичного общества не считали его престижным и стремились отдать своих чад в сословные учебные заведения – в благородные пансионы и в высшее училище, не говоря уж о Царскосельском лицее. Но и в структуру университета входил Благородный пансион, переведенный из того же Педагогического института. Курс обучения в нем был идентичен лицейскому курсу, одним из первых его выпускников был М.И. Глинка. Университет управлялся директором по административно-хозяйственным вопросам) и конференцией профессоров во главе с ректором. Бурное развитие Петербургского университета началось в середине XIX века.

…и через 80 лет

20 февраля (8 по юлианскому календарю) 1899 года в Петербурге начались студенческие волнения. В связи с проводимым торжественным актом ректор В.И.Сергеевич предупредил студентов, что если вечером они начнут дебоширить (такое раньше случалось), полиция наведет порядок. Студенты, подогреваемые революционными агитаторами, восприняли эти слова как покушение на их свободы, освистали ректора и буйной толпой двинулись по улице. Произошло столкновение с полицией, которая применила нагайки. Назавтра началась студенческая сходка. Студенты объявили университет закрытым и предупредили, что никого не допустят к занятиям. Беспорядки длились около месяца, перекинувшись и в другие города. Особенно буйствовали студенты Киевского университета. Интеллигенция в большинстве своем стала на сторону студентов «из принципа», хотя неясно было, в чем их «ущемляют». Царь Николай II велел учинить расследование, по результатам которого выразил порицание как чинам полиции, проявившим чрезмерную строгость к молодежи, так и студентам, не проявляющим рвения к учебе.

Границы современной Польши Сталин отстоял в жесткой полемике

12 февраля 1945 года в 23 часа 30 минут по московскому времени одновременно из Москвы, Вашингтона и Лондона было передано коммюнике завершившейся накануне Ялтинской (Крымской) конференции. Этим подчеркивалось единодушие союзников, ведущих борьбу с фашистской Германией и ее союзниками. А руководили делегациями И.В. Сталин, Ф.Д. Рузвельт и У. Черчилль. Это была последняя встреча «большой тройки» – президенту США оставалось жить несколько недель. Коммюнике не оставляло никаких сомнений в том, что произойдет в ближайшее время на арене мировой политики. Его разделы звучали как приговор истории: Разгром Германии, оккупация Германии и контроль над ней, репарации с Германии и т.д. Особое внимание уделялось созданию «международной организации для поддержания мира и безопасности», которая после своего возникновения получила название ООН. Ялта заложила основы мира в Европе и сыграла важнейшую роль в становлении нынешнего процветания Старого континента. Позднее на Западе решения Крымской конференции стали подвергаться несправедливой критике – за то, что она якобы санкционировала «раскол Европы» и за то, что предопределила выдачу власовцев и других изменников советским властям. Однако до сих пор никто не пытался ревизовать геополитические итоги конференции, прежде всего границы современной Польши, которые И.В. Сталин отстоял в жесткой полемике с западными партнерами. Даже сегодня, когда в соответствии с оперативными планами блока НАТО западные области Польши, бывшие германские земли, являются зоной ответственности бундесвера, то есть фактически современные немецкие войска вправе занять бывшие свои усадьбы. А дальше – вытащить из архивов бумаги, устанавливающие права собственности и т. д. До сих пор это ещё не произошло. Странно… Когда произойдёт, вряд ли Россия (Путин?) встанут на защиту Польши. Столько гадостей России и Русским уже успели сделать польские руководители, что ни малейшего желания их поддерживать к востоку от Бреста ни у кого не осталось.

Ложка горького меда: две эллочки-людоедочки в качестве комментаторов

Этот текст прислал автор и читатель портала ХРОНОС Андраник Сулейманян. Он – болельщик с 1966 года. Право имеет высказывать суждения о спортивных событиях, среди которых первейшее сегодня – открытие Олимпийских игр. Целиком это его письмо вам, читатель, я и предлагаю.

Читать далее Ложка горького меда: две эллочки-людоедочки в качестве комментаторов

Из «олимпийской» редакционной почты: «Гей – пей! Да дело разумей!»

Чего только не приходится получать в письмах, которые приходят со всего мира. Часто затруднительно бывает определить жанр предлагаемых «произведений», вложенных в эти письма. А тут пришло письмо, явно приуроченное к открытию Олимпийских игр, которое состоится буквально через пару часов. Причем, не только к играм, но и к тому антуражу, который их сопровождает последние месяцы… Что ж, пожалуй если где я и могу вывесить присланное, так только в своем личном блоге. Вот это, можно сказать, «олимпийское» письмо:

Читать далее Из «олимпийской» редакционной почты: «Гей – пей! Да дело разумей!»

«Золотой Дельвиг»: эмоция по поводу реакции «коллег»

Вчера вечером побывал на церемонии вручения премии имени Антона Дельвига, проходившей в Государственном музее А.С. Пушкина (не имени Пушкина, а Пушкина) на Пречистенке 12/2. Когда-то это была городская дворянская усадьба Хрущёвых-Селезнёвых. А сегодня – новомодная фантасмагория, в которой части старинной усадьбы сверху затянуты стеклянным сводчатым потолком, превратившим внутренний дворик в обширную залу.

Не все, наверное, помнят, почему именно Дельвиг. Напомню: он был первым редактором «Литературной газеты». Со школьной скамьи мы привыкли признавать А.С. Пушкина отцом этого издания. А с советских времен помниться два профиля на первой полосе газеты – А.С. Пушкина и М. Горького. И никакого Дельвига. Однако, если возьмем, например, Л.А. Чарейского, то прочтем у него: «Пушкин деятельно участвовал в изданиях Дельвига «Северные цветы» (1825—1831), «Подснежник» (1829) и «Литературная газета» (1830)…» Но это я так, к слову, если кто-то не понял.

«За верность слову и Отечеству» — таков был лозунг всего этого мероприятия. Лично знаком с половиной лауреатов этого года (присутствовали там и некоторые лауреаты прошлого, которых я также знаю). На мой взгляд, не все до последнего столь уж верны Отечеству. Видел я вчера и тех, кто слова своего не держит (о какой уж верности слову может быть речь). Но эти досадные отдельные факты я списал на желание организаторов быть, так сказать, в меру политкорректными и толерантными. Желание выглядеть респектабельно в глазах, так сказать, либерастического крыла отечественной литературной тусовки взяло верх. Хорошо помню давнишнюю статью Юрия Полякова, в которой он, отправляясь на самолёте на книжную ярмарку в Париж, фантазирует: что если самолет этот упадёт и разобьётся; тогда по этому самому либерастическому сектору будет нанесён непоправимый удар. А в стране останутся только писатели и поэты, так сказать, патриотического крыла. Однако мечте этой не суждено было сбыться, и ныне в России всем заправляет и рулит то самое крыло, которое было представлено на 99 процентов в описанном Поляковым самолёте.

Этот факт я обнаружил уже сегодня, когда, желая уточнить имена всех виденных вчера лауреатов, зашел на сайт «Литературной газеты». Я был изумлён. Нет, не именами. Их я вчера слышал, самих лауреатов видел. Тут всё нормально. Я был удивлён комментариями, располагавшимися внизу страницы сайта с биографиями лауреатов. В лучших традициях свободного демократического и не в меру либерального общества хозяева сайта открыли всем желающим возможность, как сказать, выражаться… ну и…

Что скажу по поводу выражений? Не готовы ещё российские либерасты к свободе слова, — вот что скажу. Просто отхожее место устраивают из любого до их появления приличного места, отведенного для выражения мыслей. Им предоставляют возможность мысли высказывать, а они… что-то явно иное там делают. Ну уж это не ум, честь и совесть, точно.

Сей факт произвел на меня такое впечатление, что я решил поделиться им с читателями моего скоромного дневника. Скажите, друзья, может быть, я чего-то не понимаю? Может быть ИМЕННО ЭТО и есть свобода слова, демократия и либ… даже и не хочется слово до конца дописывать в правильном его звучании. А то у кого-то из читателей возникнет неправильная ассоциация с деятелями XIX века, что, на мой взгляд, несправедливо, в отношении деятелей XIX века.

Про Украину: не забыть бы

skoropadsky3

Масса публикаций появилась в последнее время. Но мне кажется, что упущено два важнейших аспекта всех украинских событий, которые довлеют над ее прошлым и настоящим.

Во-первых, для здравого анализа всего происходящего следует постоянно помнить, так сказать, о генетических основах этого государства. Оно зародилось сначала как идея в головах аналитиков Австро-венгерского генштаба накануне Первой мировой войны (и это уже была украина-окраина вовсе не Российской империи). Жители восточных областей этой двуединой империи стали первыми ее носителями. Там издавались первые миллионы украинских газет с этой идеей и переправлялись через границу… Затем началась война, которая вместо территориального приращения Австро-Венгрии принесла ей гибель. Украинскую инициативу подхватили немцы вильгельмовской Германии. Когда Симон Петлюра и Павел Скоропадский встретились руг с другом в Раде, то разговаривали по-русски, еще не зная о той роли, которая уже им была прописана в немецких предвоенных планах. Узнали в процессе. Как и вся остальная Украина до сих пор узнает текст своей роли, увы. Это первое, так сказать, стратегическое ретроспективное знание об Украине. Это понимание сути происходившего вполне можно перенести и на тот период истории, когда 1939 года «этнические украинцы» (точнее было бы сказать в приложении к тому времени: «идеологические украинцы») оббивали пороги европейских правительств с идеей создания Украины из кусков Польши, Чехии, Румынии и пр. Но в сценариях у европейских правительств такого пункта предусмотрено не было.

Во-вторых, для понимания всего происходящего сегодня на территории Украины нужно помнить – это важно уже не стратегическом, а в тактическом плане – о недавнем. А именно: территория Украины использовалась как буфер между нефтеносной Россией и нефтепоглощающей Западной Европой. Перед правителем этой территории (Ющенко) была поставлена сверхзадача – всеми средствами осложнить экономическое взаимодействие Востока и Запада (европейского только!). Жена-сотрудника Госдепа и все авантюристы мира с готовностью взялись за дело осложнения взаимодействия.  Однако после запуска проектов «Северный поток» и «Южный поток», после строительства нефтяных терминалов и пр. ценность Украины для всех этих авантюристов-представителей крупнейших корпораций и неизвестно вообще каких центров силы, ценность Украины моментально обнулилась. Экипаж во главе с капитаном собрал манатки и подался куда подальше. Ющенко приходил к власти с треском, с явным и наглым нарушением конституции того государства, которое называется Украина. После переброски потоков российской нефти он ушел с невиданной лёгкостью.

Вот, если кратко, два важных обстоятельства, которые не учитываются в ходе анализа и описания всего ныне происходящего в Киеве.

«Япония ведет нашу игру!»

varjag_poltava

Крейсер «Варяг» и броненосец «Полтава».

27 января (9 февраля по юлианскому календарю) 1904 года начало русско-японской войны. Ночью подверглись внезапному нападению и были выведены из строя русские военные корабли, стоявшие на внешнем рейде Порт-Артура (России тогда принадлежал этот портовый город, ныне Люйшунь, на Ляодуньском полуострове, принадлежит Китаю). Русская дипломатия ожидала войны, за несколько часов до нападения британский министр иностранных дел отказал русскому послу в просьбе о сотрудничестве. Однако в целом правящие круги России оказались неспособными оценить реальное соотношение сил на Дальнем Востоке и представить себе характер назревавшей войны. Предупреждения специалистов о стремительно растущем могуществе Японии игнорировались. Были и чисто военные просчеты: так, возможность внезапного, без объявления войны, японского нападения вообще не рассматривалась. В то же время японцы осознавали, что явно или неявно западные державы будут на их стороне. Действительно, вскоре стали широко известными слова президента США Теодора Рузвельта: «Япония ведет нашу игру!» В России цели войны были непонятны подавляющему большинству населения. Интеллигенция открыто солидаризировалась с внешним врагом, а оппозиция, от экстремистской до «умеренной», брала у японцев деньги для антиправительственной пропаганды. Падение Порт-Артура и другие военные поражения в русско-японской войне болезненно ударили по престижу царя и правительства и оказали глубокое негативное воздействие на весь дальнейший ход нашей истории.