«Отлучение» Льва Толстого

24 февраля (11 по юлианскому календарю) 1901 года опубликовано Синодальное определение позиции Льва Толстого в вопросах веры, часто неправильно называемое отлучением от церкви. В действительности не было ни отлучения, ни предания писателя анафеме (проклятию), ни оглашения его в церквах; известный рассказ Александра Куприна на эту тему – художественный вымысел. Синод заявил, что Лев Толстой проповедовал взгляды, враждебные христианству, «ругаясь над самыми священными предметами православного народа», и что он «сознательно и намеренно отверг себя от всякого общения с церковью». Поэтому церковь «не считает его своим членом и не может считать», пока писатель не станет на путь покаяния. Члены Синода заявили, что, свидетельствуя об отпадении графа Льва Толстого от церкви, они вместе с тем молятся о том, чтобы Господь вразумил его стать на путь покаяния. В обиход, однако, прочно вошел термин «отлучение». Подхватил его и Ленин, а вслед за ним — вся коммунистическая пропаганда.

Кстати, напомню мнение П.А. Столыпина о Толстом (переданное в воспоминаниях его дочери):

«Толстой был другом дедушки (Аркадия Дмитриевича Столыпина — ред.), был с ним на «ты», но не только не приехал на похороны, но даже, после кончины дедушки, ничем не высказал своего сочувствия. Когда ему кто-то об этом заметил, он ответил, что мертвое тело для него — ничто и что он не считает достойным возиться в ним, причем облек свое объяснение в такую грубую форму, что я не берусь его повторять дословно.

Дедушка рассказывал, что, бывая у Толстого в Ясной Поляне, часто разговаривал о нем с мужиками. Один из них показал свои сапоги, поясняя, что их сам граф сшил, и, на вопрос дедушки хороши ли они ответил:

— Только в них и хорошего, что даровые, а так совсем плохи.

Впоследствии, когда мой отец был уже председателем Совета министров, Толстой неоднократно писал ему, обращаясь, как к сыну своего друга. То он упрекал его в излишней строгости, то давал советы, то просил за кого-нибудь. Рассказывая об этих письмах, мой отец лишь руками разводил, говоря, что отказывается понять, как человек, которому дана была прозорливость Толстого, его знание души человеческой и глубокое понимание жизни, как мог этот гений лепетать детски-беспомощные фразы этих якобы «политических» писем. Папа еще прибавлял, до чего ему тяжело не иметь возможности удовлетворить Льва Толстого, но исполнение его просьб почти всегда должно было привести за собой неминуемое зло».

Бок М.П. Воспоминания о моем отце П.А.Столыпине. Минск, Харвест, 2004. с. 26-27

А вот еще Письмо П.А. Столыпина Л.Н. Толстому. 23 октября 1907 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *