Архив рубрики: Новые книги

«Он отблагодарил нас самым злым пасквилем против России»

korf

Эта книга как-то прошла мимо меня. Вышла аж в 2004 году. Состоит из дневника сановника времен Николая Павловича. Причем, опубликованный дневник охватывает один лишь 1843 год. Его автор – Модест Корф. Содержит немало характеристик деятелей того времени, например таких вот: «Петр Хрисанович Обольянинов, некогда знаменитый временщик и любимец Павла. Едва умея подписывать свою фамилию, он, однако же, занимал важный пост генерал-прокурора, тогда еще важнейший, нежели теперешний пост <м[инист]ра> юстиции…» И это, заметьте, о только что умершем деятеле. Вовсеневтрадиции de mortius aut bene, aut nihil…

Приводимый мной ниже фрагмент интересен тем, что здесь дана развернутая характеристика книги Астольфа де Кюстина, можно сказать, рецензия. Причем, рецензия довольно-таки свежая. Впрочем, данный фрагмент дневника интересен вовсе не как рецензия, а тем, что отражал отношение высшего света того времени к свежей французской книге про Россию.

Читать далее «Он отблагодарил нас самым злым пасквилем против России»

Летучая машина против Наполеона

За прошедшие два года, начиная с 2012, вышло немало книг об Отечественной войне и о последующих событиях вплоть до полной победы над Наполеоном. Немало появилось мемуарной литературы. Хочется поделиться прочитанным с читателями ХРОНОСа. Ведь в воспоминаниях попадаются порой довольно забавные исторические наблюдения. Вот, например, про «летучую машину», которая, оказывается, была в планах российского руководства, в частности генерал-губернатора Ростопчина. Эта «летучая птица вроде бы предназначалась для уничтожения всей Великой армии Наполеона. Кстати, информация о каком-то летающем оружии содержится в нескольких источниках (вернусь к этому в следующий раз). И сами французы как-то раз использовали воздушный шар для наблюдения за передвижениями войск противника. Но тут-то речь явно идёт о другом аппарате. Приведу тут один фрагмент воспоминаний, в котором об этом говорится.

Читать далее Летучая машина против Наполеона

Дождёмся ль мы момента, чтобы у западного человека «цивилизация взяла верх»?

segurfp

Сегодня мы знаем, как, например, действовали американские морские пехотинцы во Вьетнаме во время войны США против Вьетнама 1964-1975 годов. Во вьетнамскую деревню (речь идет о районах Южного Вьетнама с вполне проамериканским правительством) подселялся какой-нибудь иностранец, скрытый агент спецслужб стран НАТО. Он за месяц другой успевал узнать характер и особенности поведения большинства жителей деревни и делал гипотетическое предположение, кто же из местных поддерживает отношения с партизанами, кто снабжает их продуктами. Через какое-то время в деревню вступало подразделение американской морской пехоты, которая хватала этих нескольких выявленных (предположительно) названным способом потенциальных агентов партизан, отводила их в ближайший сарай и там подвергала зверским пыткам, от которых вьетнамцы умирали. Таким образом морпехи либо добывали информацию о местоположении и численности партизан, либо, по меньшей мере, уничтожали тех, кто мог бы хотя бы в будущем стать помощником партизан.

Сегодня мы узнаем, что не просто местных аборигенов, но даже и журналистов можно хватать (брать в плен?), одевать мешки на голову, вести допросы, а еще можно их убивать. А что творят с теми, кто с оружием в руках попадает в плен… Можно догадаться. То есть дегуманизация ведения боевых действий в наше время дошла до некоего предела.

А как обходились с пленными, взятыми в бою с оружием в руках, в прошлые эпохи, например, в ходе наполеоновских войн? Оказывается, все было совсем не так, как сегодня. Пленный смел высказывать возмущение допрашивавшему его генералу, после чего не только не был убит на месте, но по отбытию некоторого времени в плену возвращался на свою родину и на службу в свою армию. Об этом красноречиво рассказывает сам пленённый в 1806 году француз Филипп Поль де Сегюр:

Читать далее Дождёмся ль мы момента, чтобы у западного человека «цивилизация взяла верх»?

Извечная-то подлость англосаксов

pic09

После поражения французской армии под Ватерлоо самая эта армия еще сохраняла значительную силу (некоторые соединения не успели вступит в бой, другие, хоть и с существенными потерями, но организованно отошли). В долгосрочной перспективе сопротивление было бессмысленным, так как силы союзников существенно превосходили французские, а мобилизационный ресурс Наполеона иссяк. Ещё бы – столько лет войн против всего света! Иными словами, война могла еще продолжиться, и итог ее мог оказаться вовсе не таким, который нам сегодня известен. Людовик мог и не вернуться в Париж (никогда). В случае дальнейшего сопротивления французов во главу страны мог встать Наполеон II (Римский король), например.

Однако с одной стороны, затягивание военных действий было нежелательным для англичан, а с другой стороны, французская армия тоже устала и уже не так рвалась проливать кровь – тем более не за папу, а за сынка. Как говорится, Федот да не тот.

В этой двусмысленной ситуации союзники, дабы ускорить процесс, предложили французам почетную капитуляцию. В соглашении о капитуляции была предусмотрена специальная статья, гарантирующая, что репрессий в отношении тех должностных лиц, которые способствовали возвращению Наполеона I на престол, не будет. Только такая гарантия привела к согласию сторон, и в частности маршал Ней отдал подчиненным ему войскам соответствующий приказ. Несмотря на эти «гарантии» маршал вскоре был арестован и предан суду пэров. В ходе процесса произошла следующая сценка:

Читать далее Извечная-то подлость англосаксов

Стреляя по своим товарищам… Или. «Дружеский огонь»

19200914

Сегодня, когда в восточных областях Украины развернулись самые настоящие боевые действия, мне хочется вспомнить о боях разных веков, описанных их участниками, так сказать, на микро-уровне. Причем, внимание я хочу обратить на очень неприятную черту боевых действий, ведшихся с момента изобретения огнестрельного оружия: бывают моменты, когда бойцы вынуждены открывать огонь по своим же товарищам, по своим офицерам. Необходимость же такого «дружеского огня» вызвана тяжкой альтернативой: либо не стрелять, значит, потерять занимаемую позицию, бежать от противника в беспорядке и потерять намного больше человеческих жизней, либо открыть огонь на поражение всех подряд, всех, кто только окажется перед жерлом твоего оружия, сохранив тем самым занимаемую позицию.

Я приведу два фрагмента. Один из воспоминаний рядового солдата Алексеевского полка (белогвардейского) Александра Судоплатова, запись от 26 сентября 1920 года. Второй фрагмент описывает бой, произошедший 5 ноября 1805 году. Автор второй записи – французский артиллеристский офицер Октав Левавассёр. (В первом случае дата приведена по юлианскому календарю, во втором – по григорианскому).

Читать далее Стреляя по своим товарищам… Или. «Дружеский огонь»

Романтизм как отказ от мозгов

Всем образованным людям знакомо это идейное и художественное направление духовной культуры Запада, а заодно и России. Возникло оно в конце XVIII столетия и, как выразился составитель одного философского словаря, зрелого выражения достигло в лице Романтической школы, о суди идейных установок которой там же сказано буквально следующее:

«Романтическая школа выступила против рационализма просвещения, противопоставляя его «бездушной рассудочности» культ чувства и творческого экстаза, который, по убеждению ее приверженцев, — раскрывает тайны природы глубже, чем кропотливая работа ученого». (Подробнее см. подборку определений понятия Романтизм).

Отказ от классицизма и перевод всех жанров искусства на рельсы романтизма был совершен властителями дум западных народов сознательно. Я всегда понимал суть этого перевода как сознательный отказ от мозгов. Но вот убедиться в том, до какой глубины дошел этот процесс, смог недавно, прочитав воспоминания Октава Левавасёра о своей юности, пришедшейся аккурат на годы расцвета Романтической школы. Фрагмент воспоминаний, иллюстрирующий качество плодов сей школы, прочитайте и вы со мной вместе:

Читать далее Романтизм как отказ от мозгов

«Пойдём пограбим жидов»

19191222

Описанный автором дневника эпизод касается последних дней 1919 года, но чем-то едва уловимым он жутко смахивает на некоторые новости, долетающие до нас с территории Украины. То хамло Музычко дулом автомата в людей тычет под телекамеру, то в Виннице вооруженные люди грабят пассажиров поезда, отбирая у граждан РФ деньги и драгоценности. Беззаконие приобретает характер бытового сифилиса, с которым уже не борются, а живут с ним. Так же вели себя все, у кого в руках оказалось оружие, и в годы Гражданской войны 1917-1920 годов. Причем, как красные, так и белые, так и петлюровцы и прочие. Здесь речь пойдёт о белых бойцах.

Вот кем я никогда не был, так это восхищенным почитателем Белого движения. Всю-то жизнь формировался и развивался в контексте поздней советской культуры (вяло-коммунистической, красновато-розовой уже), а в первые годы «свободы» сразу в круг моего чтения попало немало литературы, из которой следовало, что белые были, во-первых, ох ка далеки от идеала, а во-вторых, все их правительства были насквозь промассонены, в услужении у англичан, а из самих этих доблестных рядов тысячами – за годы Гражданской войны – перебегали на сторону красных фронтовые офицеры.

В силу названных причин у меня не вызвало культурного шока описание быта белых войск, в частности одной из рот Первого Партизанского генерала Алексеева пехотного полка Добровольческой армии. Я отнесся к описываемому событию, можно сказать, привычно. Один из эпизодов этого самого быта состоит в том, что несколько солдат-добровольцев, оправленных за подводами, решили по пути «пограбить жидов».

Я хочу привести этот фрагмент, так сказать, для полноты картины. Так всё буднично у автора описано, что чувствуешь, будто бы ты сам под началом караима (кстати, их религия является разновидностью иудаизма, что в данном контексте даже забавно) отправляешься пограбить.

Впрочем, читайте сами:

Читать далее «Пойдём пограбим жидов»

Солдаты зелёные и зелёные курицы

Отто Эдуард Леопольд фон Шёнхаузен Бисмарк вёл переписку не только дипломатическую, но и личную. В его письмах встречаются порой замечательные образные описания всего им виденного. И это интересно не только для немецких историков, но и для русских читателей. Дело в том, что он описал и наши знакомые с детства места. Вот он проехал на поезде от Петербурга до Москвы:

«Из 100 миль в этом направлении я проспал 40, но в каждой пяди остальных 60 [миль] зелёный присутствовал во всех оттенках. Я не заметил городов и деревень, вообще домов, за исключением железнодорожных станций; лесные чащи, в основном березовые, покрытые болотами и пригорками, с красивой травой между ними и длинными лугами посреди них, так прошло 10, 20, 40 миль. …Москва сверху кажется засеянным полем, солдаты зелёные, мебель зелёная, и я не сомневаюсь, что лежащие передо мной яйца снесли зелёные курицы…»

Кто из нас сегодняшних, проезжавших путь из Петербурга в Москву, не вглядывался сквозь грязноватое окно скорого поезда в те же зелёные леса…

А вот и про саму Москву: «Этот город слишком обширный и весьма своеобразен своими церквями с зелеными крышами и бесчисленными куполами; совершенно не похож на Амстердам, но они самые оригинальные города, которые я знаю…»

Впечатление немца Отто фон Бисмарка обо всём увиденном в нашей стране, пусть и давно, в середине XIX века, тем ценно, что местные жители, даже имеющие привычку записывать свои мысли в дневники или писать письма, не описывают обычно привычные окружающие их предметы и здания. Всё это будет вокруг каждый день и всю жизнь. Иностранец же всё это описывает как необычное, вызывающее удивление. Поэтому есть смысл прочитать письмо полностью:

Читать далее Солдаты зелёные и зелёные курицы

Русский вопрос в идеологии черной сотни

Вышла в свет книга Максима Размолодина «Русский вопрос в идеологии черной сотни». (Монография / Под редакцией Ю. Ю. Иерусалимского. — Ярославль: Нюанс, 2-е издание, доп. и перераб., 2013. — 480 с.). «Монография посвящена изучению стержневой проблемы черносотенной идеологии — путям сохранения русского народа. На основе анализа теоретических подходов и программных установок правомонархических организаций даются определение понятию «русский народ» и идентификационные признаки «русскости». Исходя из поставленного черносотенцами диагноза «болезней» русского народа, рассмотрены предлагавшиеся ими меры по его духовному и физическому возрождению. Сравнительный анализ подходов к русской проблематике крайне правых союзов с либеральным и революционным лагерями дает ответ на вопрос о причинах их жесткого противостояния на политической арене России начала XX века. Актуальность исследования обусловлена слабой разработанностью темы в отечественной и зарубежной историографии. Предназначена для историков, социологов, политологов, всех интересующихся историей».

Для примера приведу ниже фрагмент из первого параграфа первой главы:

«Массовое появление черной сотни как общественно-политического движения на политической арене России в начале XX в. было обусловлено реакцией традиционалистской части населения на первую российскую революцию и Манифест 17 октября 1905 г. Свой внезапный выход на политическую сцену правомонархисты связывали с необходимостью отстоять такие базовые ценности, как православие, самодержавие, народность, и не допустить переход страны на рельсы западной конституционно-парламентской монархии. В этой связи они ставили цель погасить революционный импульс, вернуть страну на путь эволюционного развития и сойти с политической арены. Это подразумевало яркую временную вспышку политической активности как реакции на событие и затухание при выполнении миссии. Черная сотня не стремилась главенствовать на политическом поле постоянно. Условием ее нахождения там было наличие требующих нейтрализации противников и угроз существующим устоям общества…»

Итак, книга вышла в бумажном виде, но автора согласен также с размещением ее электронной версии в Румянцевском музее. Значит, скоро появится.

Читайте также рецензию на книгу: Елизавета МИХАЙЛОВА. Чтобы сохранить традиционные устои и ценности.

Русские и немцы

Скоро появится книга Александра Приба Германия – Россия – через глобальные конфликты к глобальному альянсу.

Тема, которую он затронул, интересна, может быть, не столько для выяснения отношений между Россией и Германии (всё это уже в прошлом, проехали…), сколько для понимания потенциальной возможности разжечь аналогичный конфликт, теперь России с Китаем, причем с той же самой целью — нейтрализовать глобальных конкурентов игрока № 1 — США.

Вот что автор пишет во введении к своей книге:

«…cхожесть судеб обoих народов и государств поражает. И тем удивительнее, что именно этим двум народам пришлось сшибиться  в двух кровопролитных мировых войнах. На долю этих государств выпала участь стать экспериментальными территориями для опробации двух мегапроектов по созданию интернациональнo-социалистической (большевизм) и национальнo-социалистической (нацизм) диктатур, одна из которых должна была стать испытанным средством для окончательного закабаления мира. Именно народам этих государств выпал на долю невиданный социально-психологический эксперимент по выведению новой породы людей: интернациональных социалистов и национальных социалистов. Именно эти народы на уровне интуиции почувствовали гибельность игнорирования имперских законов, в рамках которых только и способны существовать великие нации. Инстинкт государственного консерватизма, заложенный в русском и немецком характерах, породил своеобразные формы сопротивления космополитическому натиску на их традиционный национальный облик, предпринятый на рубеже 19-20-го веков мировым финасовым олигархатом.  Оголтелый интернационализм оказался чуждым, неприемлемым, отвратным для менталитeта этих народoв.  Однако, протестные идеи русских и немцев (большевизм и нацизм) оказались кроваво-утопическими, но попытка их установления свидетельствуют о том, что и русским, и немцам были глубоко чужды попытки навязывания им извне жалких и беспомощных форм либерально-демократического управления их государствами. Ни русские, пережившие либеральную республику Керенского в 1917 году, ни немцы, перeжившие Веймарскую республику, не смогли принять губительную в их понимании форму правления, и стали искать свой собственный путь, приведший оба государства к катастрофе, из которой они силятся выбраться до сих пор».